Размышления: Вернуть отобранное имя?

Время идет безостановочно, оставляя в прошлом события, наполняя бездонный колодец истории многочисленными фактами, и одновременно меняя окружающий человека мир. Но одной из главных ценностей человечества продолжает оставаться память, которая живёт не только в человеке, но и в предметах-вещах, составляющих его жизнь.

Нам свойственно время от времени перелистывать страницы прошлого, чтобы освежить память, ещё раз испытать светлые чувства. Восстановление, казалось бы, давно забытого и выброшенного в урну забвения, стало отличительной чертой нашего времени.

История Марксовской земли всегда была богата на события. Многочисленные кочевники, разбойничьи ватаги, отважные воеводы и предприимчивые колонисты в разные эпохи были хозяевами этих мест, оставляя после себя немых свидетелей своего существования. Названия рек, холмов, урочищ, островов и населенных пунктов стали им своеобразными памятниками и настоящей кладовой для исследователей.
Иностранные колонисты, оказавшиеся в наших краях почти четверть тысячелетия назад, оставили после себя самый заметный след. Они превратили некогда безжизненные пространства Общего Сырта в цветущий оазис. В бескрайней степи появились посёлки с необычными, но красивыми названиями: Екатериненштадт, Эрнестинсдорф, Цюрих, Люцерн, Нидермонжу, Унтервальден, Роледер и другие. Чистые и прямые улицы этих посёлков утопали в яблоневых и вишневых садах, над кронами деревьев возвышались колокольни церквей.

В этом году исполнится 70 лет, как потомков тех людей изгнали с Поволжья, а вскоре попытались стереть из памяти и само упоминание о них: специальным Указом Президиума Верховного Совета РСФСР населённые пункты Саратовской области, носящие немецкие названия, были переименованы. Так на областной карте появились очередные Липовки, Берёзовки, Михайловки, Георгиевки, Чапаевки, Чкаловки и Первомайские.

Однако некоторые сёла так и не обрели русскоязычные названия. Обезлюдевшие и осиротевшие, они исчезли с лица земли ещё в 1941 году, навсегда оставшись Гелен-Тайхом, Хапмаем, Грабенфельдом, Зандтейхом, Франценгеймом, Ауфбау и Карлсбергом.

В 50−60-х годах „приказали долго жить“ Ровнополье (Киппель), Комсомольское (Альт-Брунне), Первомайское (Каноерс) и Красные Овражки (Роорграбен). В 70-е годы в число „неперспективных деревень“ вошли, а затем были снесены Сабуровка (Штрассенфельд), Панинское (Шенхен), Фрунзе (Келька), Украинка (Бееренграбен), Первое Мая (Ней-Гаттунг) и Новый Путь (Бауэрграбен). В последнее двадцатилетие прошлого века скорбный список дополнили Будёновка (Даммфельд) и Фрунзенское (Аспенгейм).

Лишённые своего прошлого, они тихо умирают… Каждый день. Сегодня это Кривовка, Луговское, Новосельское, Волково, Бобровка и Ильичёвка. А ведь когда-то они назывались Обермонжу, Шульц, Сузельграбен, Шафгаузен, Нидермонжу и Ней-Хаймат. И жили в них не с десяток одиноких старушек, а тысяча-полторы крепких и трудолюбивых хозяев.

Вернуть отобранное имя — это значит положить начало всеобщему возрождению. Человек сам определит для себя, что ему полезно. Ведь не случайно мы упорно продолжаем называть небольшое село, уютно расположившееся на берегах Лизели (тоже, кстати, немецкое название), Фишером, хотя на картах оно обозначается не иначе, как Красная Поляна. А маленький посёлок, официально именуемый Кривовкой, уже скорее по инерции называем Обермуджа (искажённое Обермонжу).

Справедливость всегда украшала человеческое общество. Именно она определяла, насколько жизнеспособно то или иное государство, тот или иной народ. Возвращение утраченного может стать определяющим и в оздоровлении нации и государства.

Владимир Лемдяев

Опубликовано на сайте газеты „Воложка“

Добавить комментарий

прислать копию ответа.