Три „кусочечка: колбаски…“

Казалось бы, защищённые законами и вооружённые до зубов огромным количеством информации современные потребители, или проще говоря, покупатели, уже выработали для себя методы борьбы со страшным монстром, называемым „Хамское нарушение потребительских прав“. Ан, нет, чудище ежедневно поднимает голову, там где, казалось бы, его уже давно нет, и выразительно показывает покупателям фигу: „Накося! Выкуси! Не сживёшь меня со свету!“
О чем это я? А о том, что, несмотря на огромное количество продовольственных магазинов, буквально, как грибы после тёплого дождичка, вылезших на улицы нашего города, кажется, что теперь каждый покупатель будет на вес золота, торговый сервис в правовом смысле цивилизованным пока не назовёшь.

Можно долго перечислять список мелких и крупных нарушений, ежедневно, по чуть-чуть наносящих вред нашему здоровью и кошельку. Ограничусь недавним инцидентом, случившимся с автором статьи в недавно открывшемся большом сетевом супермаркете.

Прошу продавца взвесить мне триста граммов приглянувшейся колбасы. Дама за прилавком, не прерывая задушевной беседы с коллегой по отделу, пакует весь батон в пакет и протягивает мне. На мой протест, что мне нужно только ТРИСТА граммов, тоном, не терпящим возражений, продавщица апеллирует: „Эту колбасу не режем!“. Позвольте, почему? Цена на витрине указана не за штуку, а за килограмм? И почему не предупредить сразу. Глядя на меня как на слабую умом, продавщица снисходит до объяснений: „Видите, на оболочке опознавательных признаков нет, а только на картонке. Я щас отрежу с картонкой, а потом как узнаю какая это колбаса?“. Перехватив мой недоуменный взгляд, стоящая рядом покупательница вопрошает: „А почему нельзя отдать без картонки, а с этикеткой оставить?“. Дама парирует: „Я штрафы платить не хочу!“ Какие штрафы? За что? Сцепив зубы, прошу взвесить другую колбасу. Дама опять отрезает полбатона, и уже на надрыве на мой вопрос, почему опять не ТРИСТА граммов, провозглашает: „Я вам отрежу триста, а этот пупок (вероятно имеется в виду меньший кусочек, оставшийся от батона) куда засуну?“. Поняв, что эту глухую стену прошибёшь только лишь с представителем контролирующей организации, прошу отрезать клипсу от колбасы. Моя невинная и очень правомерная просьба вызывает у труженицы прилавка такой взрыв эмоций, что, с остервенением отрезая несчастную клипсу, она чуть не отхватила себе полпальца. Конечно, можно было бы пойти к директору магазина и пожаловаться. Но так не хочется тратить свои драгоценные нервные клетки. Ведь, и директор магазина, скорее всего, будет на стороне своего сотрудника. Разбушевавшаяся же продавщица после моего ухода на весь торговый зал многократно обсуждала в лицах „зажравшуюся“ покупательницу. Как говорится: „Без комментариев!“

На другой день я обратилась в организацию, призванную защищать всех обиженных торговлей, а именно в отдел по торговле, трудовым отношениям и информационному обеспечению при администрации ММР, в котором, по собственному опыту знаю, всегда грамотно, терпеливо и доходчиво объясняют про права потребителей.

Как пояснила мне консультант отдела Валентина Сергеевна Семенова, действия продавца были абсолютны неправомочны. По одному из распоряжений, регулирующих деятельность торговых организаций „Об особенностях продаж продовольственных товаров“, весовой товар, цена за который указана за килограмм, обязаны продавать в любом количестве. То есть, даже, если бы я потребовала ПЯТЬДЕСЯТ граммов, продавец обязан мою просьбу исполнить. И клипсы, и шпагат с колбасных изделий продавцы отрезать ОБЯЗАНЫ. Запомните это, уважаемые покупатели, и твёрдо стойте на своем, закон на вашей стороне!

Юлия Михальская

Опубликовано в газете „Воложка“

 По теме: