Про мясо и „санкции“

Региональные фермы, коих, к примеру, немало было в свое время в нашем аграрно знаменитом Марксовском районе, областные крупнотоннажные колбасные мощности своим сырьем не снабжали:

— Мы пытались когда-то, даже совещание в минсельхозе было, но выяснилось, что наши гиганты не имеют мощностей по разделке и забою, — вспоминает бывший глава знаменитой некогда СХА „Михайловское“ Николай Косарев.

По его словам, сильнейший удар по поголовью был нанесен в 2010—2012 годах, а после организованное свиноводство в районе так и не встало на ноги.

Отдельная песня — говядина. Где в нашем регионе ее товарное производство? Прославленные марксовские молочники скот держат для надоев, а не для забоя. Левобережье с его мясным КРС занимается, в основном, племенным делом и главные свои деньги делает не на реализации мяса, а на продаже племенного скота. Это сообщили нам в сельхозуправлении Новоузенского района (30,8 тыс. голов из 62,7 тысяч по области на 1 июля сего года).

— Поднять сельское хозяйство? Я губернатору сказал: да запросто, — смеется гендиректор ЗАО „Красный партизан“ Василий Щетинин. — Килограмм мяса сейчас стоит 150 рублей, еще 100 рублей добавь дотаций, и отбоя не будет от желающих заниматься разведением скота. Но если ты компенсацию за племенное животноводство, 1,4 миллиона, мне с осени не отдаешь, то кому такой бизнес нужен?

По словам Щетинина, его скот калмыцкой породы покупают на племя и в Самарской области, и в Пензенской, потому что там правительство дает хорошие дотации за племенное дело.

— Саратовские? Нет, саратовские не покупали. Один купил, ему теперь должны 700 тысяч дотации, и тоже не отдают.

Между тем, 600 голов Щетинина — это та самая миллионерская мраморная говядина, которая виде стейков подается в ресторанах за большие деньги. Коллега Щеинина по миллионерскому бизнесу, Анатолий Декисов (КФХ „Ягода“, Марксовский район), о своей мраморной затее говорит почти что нецензурно: никому премиальное мясо не нужно, сдает он его перекупщикам как самое заурядное мясосырье.

Борис Шарлапаев из ЗАО „Зоринское“ (2 тыс. голов мраморной говядины) оказался удачливее: у него мясо забирает могучий холдинг „Мираторг“ и с ценой не скупится. Про обвалку (отделение мяса от кости), разделку туши на порционные куски и упаковку в пленку Борис Шарлапаев говорит так:

— Это уже серьезная переработка, я такую линию у себя планирую поставить через пару лет, не раньше.

Отметим, что вопрос о бойнях, разделочных мощностях неизменно ставил наших собеседников — и чиновников, и производителей — в тупик. Это значит, что переработка, даже самое ее начало, в списке забот у владельцев КРС вовсе не значится.

Добавить комментарий

прислать копию ответа.