В Марксе продается все. Даже чужая земля на кладбище

В Марксовском районе издревле привыкли очень рачительно относиться к земле. Каждая сотка ее, каждый гектар особенно сегодня, имеет свою цену. Но почему — то этой землей распоряжаются не ее владельцы, а те, кто стоит у власти. В первую очередь, глава Марксовского района Юрий Моисеев и его ближайшее окружение.

Может ли простой марксовец сегодня получить обычный участок земли в черте города для строительства жилого дома? Может ли он построить себе дом, например, по программе национального проекта „Доступное жилье“, которое предложил еще в бытность вице — премьером, а ныне президент России Дмитрий Медведев? На этот вопрос с полной уверенностью можно ответить однозначно — нет. Купить — можно. Купить за большие деньги. Даже объявления в местной газете „Воложка“ появляются о продаже простых земельных участков. Цены для провинциального городка — заоблачные. И никто никогда не интересовался, откуда у продавцов появлялись земельные участки, и почему они не занимаются строительством, а намерены продать землю. Ведь проверить очень просто, но, видимо, сделать этого не разрешают.

Для примера приведем всего два случая. Те два участка, которые заинтересовали „Саратовский репортер“. Оба расположены на берегу Волги- там, где раньше приставали пароходы, затем теплоходы и, наконец, „Метеоры“ и Ракеты“. Здесь и построил себе два шикарных особняка и незабвенный Юрий Михайлович Моисеев. Так вот, один из участков площадью 73 тысячи квадратных метров, иными словами — семь гектаров, оформлен на самого доверенного человека Моисеева — Гасилина. Второй участок там же, по тому же адресу, оформлен на ООО „Орбита“. Площадь участка 3718 квадратных метров. Знающие люди в Марксе говорят, что это подставная организация Юрия Моисеева. Вернее всего, так оно и есть. Значит, есть еще в городе землица?

Власть, особенно в период после прихода к управлению городом и районом думает только о себе. Недавно в редакцию газеты „Саратовский репортер“ позвонила жительница из Подлесновского административного округа. Она с дрожью в голосе рассказывала, в каких условиях сегодня проживают там люди. Особенно в селе Рязановка.

Губернатор Павел Ипатов в такие села не ездит. Там ему делать нечего. Ведь в таких селах не предусмотрено строительство практически бесплатных грандиозных молочных комплексов, как в селе Павловка. Там живет и трудится их закадычный партнер Юрия Моисеева Сыреем Байзульдинов, владелец и генеральный директор мощного ЗАО „Откормсовхоз „Трудовой“. Туда и вбухали две сотни миллионов рублей, чтобы Байзульдинов процветал и его рабочие не страдали. А в Рязановке, наверное, живут совершенно другие люди… Кому они нужны?

В этом микрорайоне несколько сел — Рязановка, Баскатовка, Сосновка, и они расположились в одну цепочку. Между ними даже нет так называемой межи. И все села живут как бы брошенные на произвол судьбы. Здесь нет какого — нибудь стоящего сельскохозяйственного предприятия, чтобы как — то поддерживать социальную сферу сел. Даже пахотные земли или сданы в аренду, или скуплены совершенно чужими для сел людьми и поэтому даже речи не может быть о том, что дорогостоящие и дающие блага земли „работали“ на местных жителей. В местном бюджете как не было, так и нет денег. И при таком хозяйствовании и районном руководстве никогда, видимо, и не будет.

В села практически в сложную погоду заехать невозможно. Дороги многие годы не видели дорожных работников и превратились в сплошные выбоины. И чуть недалеко от сел всего в полуторах километрах федеральная трасса Саратов — Самара, где часто проезжают министры областного правительства, сам Павел Ипатов, депутаты Саратовской областной думы. Чаще всего едут в город Балаково, на вторую родину губернатора. Неужели они все вместе взятые не видят, во что превратились лежащие вдоль трассы, а также вдоль великой реки Волга российские села? Волга — совсем рядом, а в селах беда с водой. В округе имеется несколько водонапорных башен, а воды нормальной, то есть, регулярно поступающей в жилища людей, годами нет. Ее или вообще нет, или поступает только вечерами. Ни попить, ни постирать, ни огород полить. А за окном жара под сорок градусов. Куда только люди не обращались, сдвигов никаких.

Рядом орошение было. Прямо до сел доходили оросительные сети, дождевалки круглосуточно работали. Пруд под селом Баскатовка посинел и позеленел. И неизвестно, какие микробы здесь плавают. Не случайно об этом говорим без всякой иронии. Сюда ходят купаться и дети, и взрослые. Все это очень опасно для здоровья людей. А рядом, напомним, Волга. Ее поймы доходили практически до сел во время весеннего разлива великой реки. Купались и в пойме, и в самой Волге. Сегодня этого летнего удовольствия, да для некоторых и зимнего, все местные жители лишены. Это глава района Юрий Моисеев выходит через заднюю калитку своей усадьбы прямо на берегу Волги возле развлекательного заведения „Эльдорадо“ и бултых в набежавшую волну. Хорошо! Никто не запретит ему купаться, прямо не отходя от родного дома.

А его самый главный заместитель Сергей Баранов привык зимой купаться. Соберется на Волгу, предварительно позвонив в районную газету „Воложка“ — иду, мол, — и идет к заранее приготовленной купели. Искупается, как будто вновь родился, и вновь возвращается в здание администрации вершить дела, кои ему глава велит производить. И не важно, каковы эти дела, какое очередное Постановление подготовить, чью землю определить, или кому дешевое муниципальное имущество отдать. Искупавшись и как бы покаявшись, это, видимо, легко сделать.

А куда идти купаться жителям сел Баскатовка, Сосновка, Рязановка? Практически от этих сел до непосредственно дома Юрия Моисеева на Волге не осталось ни одного метра свободного места для купания простых смертных людей. Все продано, все забито профилакториями, базами отдыха и личными поместьями богатых людей, в основном, очень близких людей нынешнего главы района. Сельчан просто — напросто не пускают на берег Волги.

Есть сегодня огромные проблемы с земельными паями бывших работников колхозов, с десяток лет назад расположенных на территории Подлесновского административного округа. Об этих хозяйствах — колхозе „Победа“ и „Путь к коммунизму“ — остались только воспоминания и остовы разрушенных животноводческих помещений. О земельных паях нынче люди практически забыли. Но есть у каждого паевые пастбищные угодия. Вот на них сегодня положили глаз те, кто в районе распоряжается землей. Но об этом в следующей публикации.

И еще об одном моменте, который высвечивает некоторые нравственные черты нынешней власти Марксовского района. У города некогда было свое кладбище, которое постепенно вокруг стало застраиваться жилыми домами и сопутствующими им социальными объектами. И кладбище следовало перенести на другое место. И вполне понятно, что его очень правильно определили, перенеся за черту города. В район, так называемого пруда Шереметьево. Был когда очень знаменитый директор госплемптицезавода „Маркс“ Шеремет. Вот в честь его и назвали озеро. Кстати, и земли, отведенные под кладбище, принадлежат племзаводу „Маркс“. Всего было отведено четыре гектара. Сегодня площадь кладбища составляет в пять раз больше отведенного. И нынешнее руководство ГППЗ „Маркс“ вроде бы не возражает против использования его земли для таких вот печальных, но крайне необходимых ритуальных услуг. Но это должно быть оформлено законным образом.

Но у редакции газеты „Саратовский репортер“ имеется еще одна неприятная информация, которая привела журналистов на марксовское кладбище. Оказывается, люди здесь приобретают землю. Еще живые, они определяют себе участки возле погребенных родственников и оформляют себе участок заранее. И этот факт ничего под собой ничего плохого не имел бы, если бы не одно „Но“. Используемая для кладбища земля не принадлежит ни Марксовскому муниципалитету, ни обслуживающей кладбище организации. Она в собственности госплемптицезавода „Маркс“. То есть, участки для погребения предоставляются людям незаконно. Кроме того, за эти участки еще взимается плата. В натуральном виде, деньгами. И в итоге тот, кто занимается продажей участков, продает чужую землю. И тут уже следует разговаривать на языке Уголовного Кодекса, потому что действия ответственных лиц из муниципалитета и ритуальной организации, на наш взгляд, подпадают под статью „Мошенничество“.

В районе много продается всякой земли, в том числе сельскохозяйственного назначения. В этой сфере огромная неразбериха, и этим могут воспользоваться нечистоплотные на руку люди. Чиновники, конечно. В том числе и высшего эшелона районной власти. Да что там предположения? Так происходит в реальной практике.

Добавить комментарий

прислать копию ответа.