Как Маркс становился городом

Стояла жаркая сухая погода. Со стороны Казахстана дул суховей. В воздухе было столько пыли, что она хрустела на зубах. Поволжью грозила засуха. Шёл 1946 год. Я был уволен в запас из рядов Советской Армии, приехал в город Маркс, который показался мне неуютным и неухоженным. Дома стояли далеко друг от друга. За старым базаром, там, где сейчас находятся двухэтажки, располагалась контора заготскота. Её территория представляла собой болото, откуда неприятный запах распространялся по округе.

Со стороны „Сельхозтехники“ крайней улицей была Красноармейская. На теперешней улице Октябрьской с тех времён сохранился лишь один дом. А дальше шла голая степь с колючей травой перекати-поле. Деревьев в городе было так мало, что можно посчитать на пальцах: с десяток американских клёнов росло в аллейке возле военкомата, на площади Интернациональной — дуб и 8 осокорей, нижние ветки которых были отпилены на дрова. На табачном острове деревья находились под постоянной охраной лесников.

Все мысли населения были о том, каким образом прокормиться. В магазинах хлеб продавали по карточкам. Люди часами стояли в очереди. Продавцы отрезали от карточек купоны с обозначенным числом отоваривания. Как сельскохозяйственному работнику мне полагалось 450 г хлеба, а моей жене, учительнице, 600 граммов. Для тощего желудка это мало что значило, поэтому есть хотелось постоянно. Районное руководство — первый секретарь райкома партии Кузьмин, второй секретарь Разумовский, третий, отвечающий за кадры Иван Андреевич Копылов, первый секретарь райкома ВЛКСМ Александр Иванович Потехин в основном занимались сбором налогов, распространением облигаций.

На проведение весеннего сева и уборочной мобилизовывали людей с завода и предприятий. Мужчины направлялись на хлебоприёмный пункт, где с телег в амбары носили мешки с зерном.

С наступлением холодов всё, что можно было сжечь, сожгли. Решался вопрос обеспечения населения дровами, углём, даже сланец применяли. Но всё это нужно было привезти от железной дороги, а транспорта не хватало. Не хватало и воды. Люди цепочкой с вёдрами ходили на Волгу. Менялось руководство, а жизнь мало чем отличалась от годов военных. На мой взгляд, особенно тяжёлое положение в городе сложилось зимой 1946−1947 годов. Чтобы прокормить и сохранить поголовье скота в колхозах и совхозах, всё население привлекалось на заготовку веточного корма для овец. Фуража государство выделяло мало. И только ранняя весна 1947 года немного облегчила положение в животноводстве: крупный рогатый скот и овец стали пасти на полях.

С приходом в район первого секретаря райкома УПСС Ивана Петровича Кузнецова (60-е годы) город стал меняться в лучшую сторону. Новый секретарь подобрал хорошую работоспособную команду. До сих пор помню их имена: Александр Иванович Потехин, Георгий Алексеевич Потехин, Александр Герасимович Петров, Сергей Фёдорович Ловцов, Тамара Михайловна Збойкова, Павел Степанович Шеремет. Кроме них, было много людей, реализующих принимаемые на бюро решения и планы. Заготскот из города перевели в село Павловку, городское АТП вынесли за город, построили новый хлебозавод.

Тогда всеми уважаемый Павел Степанович Шеремет был избран депутатом Верховного Совета РСФСР, что помогало ему там, „наверху“, добиваться, чтобы его избиратели жили в лучших условиях. Был решён вопрос о расширении завода „Коммунист“ — с дизелей он вышел на выпуск топливной аппаратуры. Открывается новое производство электронной продукции — 40-й цех (позже завод „Тантал“, „Радон“, „Агат“), швейный цех на улице Кирова, перестраивается хлебоприёмный пункт, строятся другие объекты. Появляется первый пятиэтажный жилой дом на проспекте Ленина.

Отдельно хочу рассказать о тротуарах и дорогах и трассе Маркс — Энгельс. Согласно плану ДСУ-5 г. Энгельса, первой асфальтировалась улица Куйбышева. Министр автодорог РСФСР Васильев подписал наше письмо о строительстве автодороги Маркс — Энгельс. Это было начало. Заказали проектно-сметную документацию. Начальник дирекции строящихся дорог Стояков включил в план строительство дороги по улице Энгельса, а также асфальтового завода ДСУ-5 в районе села Павловка.

Дороги для города очень важны. Но не было щебня и доломита для производства асфальта. А на 1 км дорожного полотна требовалось 2000 куб. м щебня. В строительстве дорог участвовали все предприятия, имевшие грузовой транспорт. На нём щебень возили со станции Наливная Советского района. На бюро горкома партии, на котором присутствовали руководители крупных предприятий, было принято решение средства на строительство дороги по улице Энгельса аккумулировать на счетах „Сельхозтехники“. Директора предприятия Юрия Михайловича Красикова направили в город Жигули на известковый завод, для налаживания контактов. Как они там договорились, но все годы оттуда в город Маркс везли щебень и доломит. Старожилы, наверное, помнят горы этого строительного материала на берегу Воложки.

Было распределено, какие организации и предприятия помогают финансировать асфальтирование городских улиц. Так, ул. 10-я Линия была закреплена за „Сельхозтехникой“, ул. Интернациональная (от ХПП до заправки, ныне ЦДК) — за нефтебазой, площадь перед речным портом и ул. Кирова (до больницы) — за ХПП, пр. Ленина — за АТП. С получением битума помогал первый секретарь Саратовского обкома КПСС Алексей Иванович Шибаев. Сдали в эксплуатацию асфальтовый завод, набрали штат. Меня приняли прорабом. Зарплату мы получали в ДСУ-5. В городе под асфальтирование были подготовлены тротуары. Часто спорили Иван Петрович Кузнецов и начальник ДСУ-5 Энгельса, пока не договорились, что до обеда асфальт с завода получает ДСУ-5, а после — город. Автомобили перестали простаивать в очереди.

Длилось это полтора года, пока не открыли финансирование на строительство трассы Маркс — Энгельс. В городе появился хозрасчётный дорожно-строительный участок. К нам стала поступать новая техника. На полную мощь работал асфальтовый завод. Его асфальт уложен не только на тротуарах и дорогах города, где люди стали вместо сапог и галош ходить в туфлях, но и в сельской местности, возле контор, клубов, магазинов. С особым старанием асфальтировались зернотока.

Немного добрых слов хочу сказать о начальнике нашего речного порта Геннадии Ивановиче Пастухове. Руководством Волжского пароходства он был переведён сюда из Горьковской области. На все возникающие вопросы отзывался мгновенно. Например, идёт в наш адрес баржа со щебнем, Геннадий Иванович связывается с Саратовом, к назначенному времени заказывает кран. Лично шёл на берег, определял место разгрузки и контролировал все работы. Грузы принимали днём и ночью, без простоев. Работники порта подсказали, что у Березняковского острова есть гравий. Геннадий Иванович рассказал об этом в Саратовском порту начальству по грузовым перевозкам. Провели разведку и стали возить оттуда песчаную гравийную смесь, которую применяли в производстве бетона, ею выстилали основание под асфальт на тротуарах, например, на улице Бебеля, ХПП использовало его как подстилающий слой на площадках.

Приёмщиком в порту трудился инвалид первой группы (без ноги) Константин Резванов, сердцем чувствующий всю работу порта.

С честью выполнял задания партийного бюро по обеспечению строительными материалами Юрий Михайлович Красиков. Он создал специальный отряд, возглавил его опытный механизатор Юрий Калачёв. Отряд выполнял все земляные работы на дорогах, обеспечивал погрузку и разгрузку строительных материалов. Если не хватало самосвалов, то использовали и бортовые автомобили. Механизаторы сконструировали мехлопату, с её помощью разгружали асфальт с бортовых машин. Всего, что делалось для того, чтобы город стал таким, какой он есть, описать невозможно. И пусть простят меня те, кто помнит всё более подробно.

Источник — газета „Воложка“, Иван Фомичев.

 Обсуждение статьи (1)

  1. Да, непростое тогда время было, материалов не хватало, техники тоже, а вот энтузиазма и самопожертвования у людей — с лихвой. Сейчас конечно все это проще решается. Достаточно позвонить например и заказать щебень, например, того же Каменногорского месторождения, и через час он уже у тебя. Вот только темпы строительства дорог сейчас уже не те…

Добавить комментарий

прислать копию ответа.