Армейский альбом Николая Антипина

Армейский альбом Николая АнтипинаНа странице в социальной сети у жителя Андреевки Николая Антипина размещено несколько фотографий, где он в форме рядового Советской армии позирует перед объективом. Там он — молодой, весёлый, загорелый. Эти снимки — напоминание о тех днях, когда он служил в Афганистане.

Армейские фото — лишь часть воспоминаний о солдатских буднях, которые навсегда разделили его жизнь на „до Афгана“ и „после“. Переосмысление пережитого пришло позже, в зрелом возрасте. Ведь слова „после“ могло бы и не быть.

Николай родом из Казахстана. Когда ему было восемь лет, семья переехала в Марксовский район, здесь жила его бабушка по материнской линии. Он окончил училище № 9 (в настоящее время Агротехнический лицей). В 1985 году Николая призвали в армию. Как и многим его ровесникам, судьба уготовила ему афганскую войну.

Часть, в которой он служил, стояла в районе города Чирикар. Его взвод занимался минированием и разминированием горных троп и перевалов в районах Баграма и Чирикара. Довелось ему обеспечивать безопасность на знаменитом перевале Саланг, где размещался контрольно-пропускной пункт, и где советские солдаты проверяли транспортные потоки и пеших путников на наличие наркотиков и оружия.

Среди задач, стоявших перед формированием, в котором служил Антипин, были также поиск и обезвреживание киризов — тайников, где противник обустраивал склады с оружием, снарядами и обмундированием. Чаще всего такие „схроны“ уничтожались. Иногда, если находились подъездные пути для бронетехники, и склады не были заминированы, солдаты вывозили найденное.

За время службы отряд Антипина не раз попадал в засаду. Николай вспоминает один из таких эпизодов: „Духи“ обстреляли Баграмский аэродром. Нас послали зачистить населённые пункты, откуда вёлся огонь. Зайдя в кишлак, мы разделились на небольшие группы. Нужно было обнаружить и обезвредить дувалы, в которых прятался противник. Возле одного дома валялась убитая лошадь, причём было понятно, что животное попало под огонь совсем недавно, значит, душманы находились где-то рядом. В этот момент нас стали обстреливать с двух разных точек, сразу убили нашего командира, пуля попала и в собаку-ищейку. За убитых офицеров и обученных собак полагалось вознаграждение, доказательством „подвига“ были фотография или труп. Этого мы не могли допустить. Тело офицера мы „отбили“, а вот животного — нет. Но нам, честно говоря, было не до этого — вырывались из засады. Чудом спасшись из окружения, мы подорвали огневую точку“.

Антипину везло, на войне он получил только лёгкую контузию, даже в госпиталь не стал обращаться.

Николай Антипин считает, что несмотря на всю несправедливость войны, их старания были не напрасны: они перекрывали наркотрафик в СССР, защищали интересы нашей страны. До сих пор афганская тема волнует его — он посещает тематические сайты в интернете. Однажды нашёл видеосъёмку тех мест, где стояла его часть: „В те времена это был благоустроенный населённый пункт, а сейчас практически одни развалины“.

В 1987 году рядовой Николай Антипин вернулся домой. В его послужном списке медали „За отвагу“ и знак отличия „За воинскую доблесть“.

Дувал — в Средней Азии глинобитный забор или стена, отделяющая внутренний двор от улицы. Но часто дувалом называли и жилище, и усадьбу вместе со всеми строениями, окружённую стеной.

Источник — газета „Воложка“.

Добавить комментарий

прислать копию ответа.