О кризисе в местном самоуправлении

Глава города Маркса Юрий Мельничёнок может быть привлечён к уголовной ответственности за превышение должностных полномочий.

Марксовская межрайонная прокуратура по обращению группы депутатов проверила документы Горсовета и выявила, что предновогоднее внеочередное заседание № 24 состоялось только на бумаге, а по всем важным финансовым вопросам, которые значились в повестке, решение самовольно принял глава города.

В протоколе заседания значится, что 30 декабря в кабинете районной администрации, где обычно проходят такие мероприятия, собрались 11 городских депутатов. Открытым голосованием они единогласно внесли изменения в городской бюджет 2014 года, а также передали районной администрации свои полномочия по закупкам, определению поставщиков товаров и услуг и финансовому контролю в этой сфере.

Протокольная липа

Наверно, так и надо было сделать: администрация города упразднена, её полномочия остались, их надо кому-то исполнять — кому, как не району?

Но оказалось, что 8 из 11 депутатов, чьи фамилии значились в протоколе, о дате и месте заседания извещены не были, на заседании не присутствовали, в голосовании участия не принимали. За них всё сделали трое — секретарь Горсовета Владимир Лемдяев и депутат Николай Мищенко во главе с главой города Юрием Мельничёнком.

То есть кворума не было, принятые решения незаконны, а сам протокол сфальсифицирован. Это ч.2 ст. 286 УК РФ — превышение главой органа местного самоуправления должностных полномочий, повлекшее существенное нарушение прав и интересов граждан, организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства.

В этот понедельник прокурорское Постановление по результатам проверки было направлено в Марксовский межрайонный следственный отдел СУ СКР по Саратовской области для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по фактам нарушения закона.

Решения Горсовета — это официальные документы, они принимаются исключительно путём голосования депутатов и являются нормативно-правовыми актами, регламентирующими вопросы местного значения, действие которых распространяется на права, обязанности и интересы жителей города

Строптивый Горсовет

Интересно, что всего за несколько дней до составления фиктивного протокола Горсовет действительно собирался на своё плановое заседание № 23, причём почти полным составом — присутствовало 17 депутатов из 20 по списку.

Это было 26 декабря, до конца финансового года оставалось всего ничего, но рассмотреть вопросы изменения бюджета и передачи району городских полномочий ещё успевали.

Однако с самого начала заседание пошло туго, чувствовалась недосказанность, причину которой высказал депутат Виталий Рубальский: он предложил внести в повестку вопрос о недоверии главе города.

Юрий Мельничёнок тогда призвал всех беречь время и работать по утверждённой повестке, а замглавы районной администрации Артём Некрасов предупредил депутатов, что их вопрос о недоверии главе не имеет правовых оснований, поскольку ставится только в исключительных случаях и по согласованию с высшим должностным лицом субъекта РФ, то есть губернатором.

В самый накал противостояния на заседании появился глава районной администрации Олег Тополь. Он обвинил депутатов в затягивании решения финансовых вопросов и даже пристыдил, что, как жители Маркса, они ведут себя непатриотично по отношению к своему городу.

Но тему недоверия главе города поддержали и другие депутаты. Все стали говорить, стало шумно и заседание вышло за рамки управляемости. Тогда в какой-то секундной паузе Михаил Черапкин громко сказал: „Я не хочу работать с Мельничёнком“, и вышел из зала заседаний.

В конструктивное русло разговор больше не вернулся, заседание окончилось, и стало ясно, что районные власти исчерпали законные возможности как-то повлиять на городских депутатов: Горсовет уже не проголосует.

Причины недоверия

Причины недоверия городских депутатов своему главе, который пытался провести решения в интересах районной администрации, стали известны спустя два месяца.

Но уже тогда, в декабре, говорили, что Тополь устроил свои служебные иномарки на ремонт в энгельсскую компанию своей жены, а всего три легковушки главных районных чиновников стали „съедать“ треть бензина всего автопарка администрации. Говорили о грандиозных масштабах „виртуального“ списания топлива через подчинённое Тополю муниципальное предприятие „Марксовское городское хозяйство“ и о непрозрачности расходования „добровольных“ пожертвований марксовского бизнеса на благоустройство города.

Сегодня по „семейному“ ремонту казённых иномарок и непомерным затратам на ГСМ есть два представления прокуратуры, у Тополя затребованы письменные объяснения по обеим претензиям. Тонны излишне списанного топлива и другие „недоразумения“ зафиксированы в отчёте Контрольно-счётной комиссии районного Собрания о проверке МГХ (опубликовано на сайте администрации). Но это другие темы, о них „Деловой Маркс“ расскажет в следующих публикациях. Наверно, и ещё что-то со временем вырвется наружу.

А тогда, в декабре, в такой ситуации недоверия, отдавать районной власти полномочия, да ещё и финансовый контроль их исполнения городские депутаты сочли неразумным. И дело оказалось вовсе не в непатриотичности или капризах депутатов, на чём настаивал Тополь.

Вместо покаяния

Казалось бы, главе районной администрации, утратившему, вместе с главой города, доверие городских депутатов, надо стремиться к диалогу, объяснять или каяться.

Но вместе или порознь они выбрали другой путь, самый короткий: сфабриковать протокол несуществующего заседания.

Прокуратура усматривает в этом цепочку подчинённости: секретарь Горсовета Владимир Лемдяев, готовивший протокол, подчинён главе города Юрию Мельничёнку. Тот, в свою очередь, зависит от главы районной администрации Олега Тополя, поскольку является ещё и директором Подлесновской школы — она в ведении Комитета образования, который входит в структуру администрации Марксовского района.

Что касается депутата Николая Мищенко, то его зависимость от главы администрации прочнее служебной. Мало того, что до конца 2014 года он был директором МГХ, а теперь руководит новым муниципальным предприятием „Благоустройство“. Контрольно-счётная комиссия нашла в деятельности и финансах этого МГХ такие „недостатки“, которые вряд ли можно объяснить недосмотром или глупостью директора. Если действительно причина в принуждении в обмен на гарантии безопасности, то ему теперь тонуть только с кораблём.

Но главная ответственность за подлог, как ни крути, на главе города. Как мог на такое решиться Юрий Мельничёнок? Он не первый день во власти, у него большой руководящий опыт. Что такое команда, он знает не только по работе, но и по спортивной жизни: сейчас в Марксе проходит мини-футбольный турнир среди ветеранов и глава города по субботам выходит на поле за команду „Фортуна“.

Что-то вселило в него уверенность, что 8 депутатов, вписанных в „присутствующие“, будут об этом молчать, а остальные 9, оформленные как „отсутствующие“, не будут задавать вопросы. Только в этом случае можно скрыть от всех факт фальсификации. И в угоду главе районной администрации глава города в вопросах власти выбрал не свою команду.

Кризис недоверия

История с подлогом в Горсовете придала публичность и скрытым до этого процессам в кабинетах администрации Тополя. Оба кризиса (городской и районный) переплелись и стали влиять друг на друга.

В прошлый понедельник, 2 марта, скандал произошёл и на заседании районного Собрания. Администрация внесла в повестку вопрос о ликвидации МГХ (о нём говорилось выше) и попыталась обосновать необходимость такого решения.

С необходимостью ликвидации депутаты, в общем, не спорили, но аргументы администрации не приняли, посчитав, что, как сказал Игорь Кучеренко, „не о том идёт речь“. Его коллега Дмитрии Наумов подсказал чиновникам, о чём надо говорить: у депутатов много вопросов по финансово-хозяйственной деятельности ликвидируемого предприятия с годовым бюджетом под 30 млн руб.

Когда на озвученную тему вывести дискуссию не получилось, половина депутатов почти хором встали и ушли с заседания. Кто-то, как Кучеренко и Сарсенгалиев, громко хлопнул дверью, кто-то, как Наумов, спокойно, но твёрдо сказал, что „некомфортно стало работать“. А глава района Николай Косарев и глава администрации Олег Тополь остались в недоумении, молча принимая недоверие, которое к ним выражали уже и районные депутаты.

Уроки дипломатии

Но в нашем „Багдаде всё спокойно“. В четверг глава города Юрий Мельничёнок прокомментировал саратовским СМИ протест прокуратуры в свой адрес.

Информационному агентству „Взгляд-инфо“ он сказал, что не всем его коллегам „импонирует рабочая обстановка, сложившаяся в городе“, который признан „самым благоустроенным городом в области“. В подтверждение он даже косвенно похвалил Водоканал, поставив в заслугу местной власти „снижение напряжённости в обществе в вопросах водоснабжения за счёт проводимой планомерной работы по замене магистралей, бурению новых скважин, установки фильтров на водозаборах“.

Интернет-газета „4 власть“ цитировать монолог о достижениях власти не стала. Просто сообщила, что выводы надзорного органа о подлогах и единоличных решениях Мельничёнок объяснить не смог. Заметка называется „Обвинённый в подлогах глава Маркса сетует на неопытность жалобщиков“.

А тем временем шеренга „жалобщиков“ стала редеть. Уже в прокурорском постановлении отмечает, что 27 февраля глава города „обманным путём уговорил“ расписаться в подписном листе депутатов Владимира Стародуба и Андрея Спиренкова. На этой неделе в подписных листах, по неподтверждённым пока данным, появились ещё две депутатские подписи. А у оставшихся четверых неожиданно появились проблемы. К кому-то пришли проверки, а у кого-то и до заявления „по собственному желанию“ дело дошло.

Так это или нет, подтвердится уже совсем скоро. Так что история с подлогами не окончилась. И может ещё оказаться, что неправа прокуратура и депутаты, а злополучное предновогоднее заседание Горсовета всё-таки было.

Владимир Гуреев, „Деловой Маркс

 Обсуждение статьи (1)

Добавить комментарий

прислать копию ответа.