Из прошлого вырастает настоящее

В полночь 15 мая 1947 года я сошёл на пристани города Маркса с небольшого парохода, курсировавшего по маршруту „Саратов — Балаково“. Дождавшись рассвета, с группой пассажиров направился в город. Весеннее солнце как бы приветствовало приехавших путников, освещая крыши домов, среди которых изредка встречались двухэтажные. В центре города возвышалось белокаменное здание с колоннами и башней, придававшее городу величие и значимость. Как позже узнал, раньше в этом здании была лютеранская церковь, а потом его отдали заводу „Коммунист“ под клуб. Перед главным входом в здание неподалёку располагался небольшой скверик, в центре которого стоял памятник Ленину, окружённый скамейками для отдыха. Рядом располагались административные здания города.

Обращало на себя внимание двухэтажное здание особой архитектуры. Я тогда подумал, что раньше в нём было учебное заведение. И не ошибся. Сейчас в нём находится детская школа искусств № 1. Далее была площадь, на которой размещался городской базар. Он был замыкающей чертой города. До сих пор базар на том месте сохранился, хотя многое изменилось. А уж о черте города и говорить не приходится — сейчас это почти центр.

Вернёмся к лютеранской церкви. Напротив неё — красивое двухэтажное здание, на втором этаже которого размещался райздрав, который и был мне нужен, потому что Облздрав направил меня сюда на работу. В то время районным отделом здравоохранения заведовала Екатерина Константиновна Орловская. Она предложила мне село Александрова, жители которого очень нуждались в медработнике. Село было большое, в нём располагался колхоз „Красная Наука“, у которого в обработке было более 4 тысяч гектар пахотной земли, 4 животноводческих фермы, да ещё птицеферма. Работы было много, людей не хватало. И только благодаря умелому руководству колхозом, чуткому и уважительному отношению председателя к колхозникам, со всеми задачами справлялись, и хозяйство всегда было в числе передовых по району.

А время было трудное. Страна залечивала раны, нанесённые войной, восстанавливала народное хозяйство. А тут ещё стала свирепствовать малярия. Почти в каждом доме был больной. Перед медицинскими работниками была поставлена задача — победить болезнь. Такой меня встретила Александровка, ставшая для меня, городского жителя, второй малой родиной.

Первый урожай 1947 года дал людям, а особенно детям, почувствовать вкус настоящего хлеба. Для уборки колхоз имел один комбайн и два трактора. Конечно, этого было мало, поэтому ниву мужчины косили косами, а женщины — серпами. Отдельные работники, бывало, по 50 соток за день проходили. Наверное, от того, что хлеб убирали руками, был он особенно вкусен.

Дорога от Саратова до Маркса, а потом и до Балаково была грунтовая и проходила через сёла. Александровку от старой дороги отделяла небольшая речушка.
В непогоду передвигаться по ней было небезопасно, да и по улицам Маркса без сапог было не пройти. По службе мне раз в месяц, а иногда и чаще приходилось бывать в городе, чтобы получать лекарства в аптеке. О транспорте в те годы и мечтать было нечего — ходили пешком, редко когда попутка подберёт. Чаще всего пешком туда и обратно с рюкзаком медикаментов за плечами.

Весной 1948 года здесь меня нашёл мой фронтовой друг, лейтенант медслужбы Константин Иванович Коноплянников. Мы с ним расстались в 1943 году. И вот после демобилизации он, вернувшись в своё село Рыбное, стал меня искать в Вольске, где ему сообщили мой новый адрес, куда он и приехал. Это говорит о том, насколько крепка и бескорыстна фронтовая дружба. Наши Заволжские края ему понравились, он обосновался в селе Орловское, где стал работать фельдшером. До его приезда это село приходилось обслуживать мне. Однажды в распутицу возвращались мы с ним из Маркса с медикаментами за плечами, подоткнув полы шинелей за ремень, и мечтали, что со временем обязательно будет здесь хорошая дорога, а по ней будут ходить комфортабельные автобусы. Наша мечта осуществилась только через 25 лет. С Костей мы часто встречались, вместе участвовали в сельской художественной самодеятельности. Здесь ему приглянулась учительница Антонина Ивановна Лощинина. Вскоре они сыграли свадьбу.

Вспомнился мне такой эпизод: зимой в четвёртом часу, получив медикаменты в аптеке, которая располагалась рядом с военкоматом, напротив скверика, я отправился в Александровку. Шёл небольшой снег, ничего не предвещало непогоды. Но, выйдя из города, почувствовал, что ветер стал усиливаться, быстро темнело. Я понимал, что благодаря телефонным столбам, стоящим вдоль дороги, с пути не собьюсь. Ветер всё усиливался. У Обермунджа столбы уходили к Волге, и можно было потерять ориентир. А ветер всё сильнее. Снег слепит глаза. И быстро наступает темнота. Почувствовав, что сбился с дороги, меня охватил страх. И вдруг увидел впереди огонёк. Сначала глазам не поверил, думал, что мерещится. А он то появлялся, то исчезал. Идти становилось всё труднее. Силы придавал свет, на который я шёл через сугробы, думая, откуда он. Через некоторое время я разглядел электрическую лампочку, висевшую на воротах Орловской МТС. Как только я приблизился, она потухла, потому что была уже полночь, и движок прекратил работать. Но мне было уже не страшно, я понял, что я в селе и спасён. Переведя дух, направился к своему другу Константину. Дверь открыла его жена Антонина. „Костя, — сказала она, — посмотри, к нам Дед Мороз пришёл“. Пока я оттаивал, Тоня достала половину запечённой тыквы. Её вкус я запомнил на всю жизнь. Утром мы с Костей пошли в Александровку. Через некоторое время нас с ним вызвали в военкомат и предложили поехать в военно-медицинскую академию, но мы отказались. И всё-таки его, как офицера, призвали в армию, к тому времени у них родился сын. Жену и сынишку, а также медобслуживание орловчан он оставил мне на попечение. Со временем он окончил Ленинградскую военно-медицинскую академию, и, дослужившись до подполковника, ушёл в запас. Со своей женой, сыном и дочерью живёт в Подмосковье, в посёлке Старая Купавка.
Наша связь с Коноплянниковыми не прекращалась. К сожалению, жизнь Кости оборвалась, а с Антониной мы общаемся. Мой сын изредка навещает её, так как посёлок, где она живёт, находится недалеко от Звёздного городка, в котором работает Серёжа.

Не могу не сказать о людях, которые тогда жили в Апександровке. В основном, это были эвакуированные из Ворошиловоградской области Украины (ныне Луганская область). Испив сполна чашу военного лихолетья, они сумели полностью перегнать сюда колхозный крупный рогатый скот, а потом во главе с председателем колхоза „Красная Наука“ на свои средства купить для фронта самолёт, второй самолёт купил на свои сбережения колхозник Фёдор Захарьевич Бунин. Вот что написал он в телеграмме, посланной Верховному главнокомандующему: „Три моих брата на фронте сражаются с немецкими захватчиками, а я работаю бригадиром тракторной бригады. Я сын украинского народа, следуя патриотическому примеру колхозника колхоза „Стахановец“ тов. Головатого, в честь 25-й годовщины Украинской социалистической республики, из своих личных сбережений внёс в Госбанк 101 200 рублей на постройку боевого самолёта „Подарок Сталинградскому фронту“.

Вот среди таких людей я жил и трудился на Марксовской земле в тяжёлый период разрухи и живу сейчас. Я благодарен судьбе за то, что все эти годы меня окружали и окружают хорошие люди, от которых я многое познал в жизни.

Николай Бубнов, участник Великой Отечественной войны, почётный гражданин района.

Добавить комментарий

прислать копию ответа.