Экологический набат из Марксовского района

Плотина через р. Лизель

Плотина через р. Лизель

Местные жители говорят, что насыпь сделали ещё лет тридцать назад. А может, и больше, если судить по стволам деревьев, которые своими корнями крепко схватили борта и все подступы к гидротехническому сооружению.
Одни в связи с этим указывают на необходимость дороги к Волге — в сторону обширных заливных лугов поймы Малого Карамана и многочисленных островов: оттуда на „большую землю“ всегда тракторами возили скошенные травы. Другие говорят о пересыхающей в засушливый сезон речушке, которой запруда вернула иссякающую было полноводную жизнь. Здесь селились бобры (вспомним название ближайшего села), водились ондатры и прочая водяная живность. О том, что здесь испокон было много рыбы, ясно из старого названия другого соседнего села — Фишер, нынешняя Красная Поляна.
Вода пришла с миром

Высоко в теле насыпи лежали четыре мощные трубы. Обычно через них в Малый Караман понемногу уходила лишняя вода, а в весеннее половодье большой диаметр труб спасал плотину от разрушения, гарантированно сбрасывая любые объёмы, что принесёт сюда Лизель.
Нынче так не случилось.
Специалистам несложно подсчитать, сколько воды собралось в водоёме, перемножив данные по площади, глубине, перепадам, с какой скоростью она прибывает, какой потенциал энергии накопила, куда его выплеснет. Суровая зима, которая начиналась с промерзания почвы, а потом укрыла всё необычно толстым слоем снега, обещала бурное половодье. К нему готовились, но все силы и внимание приковывали другие гидротехнические сооружения, разрушение которых может привести к подтоплению населённых пунктов или разрыву дорожного сообщения с ними.
Плотина у Бобровки такой опасности не представляла: к селу ведёт асфальт, он в стороне от реки, а воде в любом случае есть своё русло. Неучтённым осталось одно, вроде бы пустяковое, но коварное обстоятельство: на воде могут появиться неожиданные предметы, способные стать пробками для труб. Льдины, ветки, стволы деревьев, мусор — всё не то. Вода бьёт льдины, они тают, ветки и прочие деревяшки держатся сверху, потоки беспрепятственно уходят под ними. Что же помешало воде уйти с миром?
Как погибала плотина

Время „Ч“ наступило, когда в помощь дневной работе солнца перестали быть отрицательными и ночные температуры.
Наша газета рассказывала о возникшем за автовокзалом „несанкционированном“ озере, какие беды оно причинило людям, и как его уводили в сторону.
А в это время среди деревьев, на финише крохотной реки Лизель, окружённая со всех сторон непроходимой слякотью полей, под натиском рукотворного озера, молча и бесповоротно, погибала рукотворная плотина.
Уровень поднимался, вода прибывала, но уйти в отведённые для неё трубы помешали… тюки с сеном. Откуда они взялись, когда и зачем их здесь бросили, почему не убрали? Кто-то ведь знает ответ на этот вопрос.
Плотно скрученные рулоны очутились в створе труб и накрепко закупорили их. Вода стала искать выход.
На берегу озерца, на уровне верхнего края плотины стоят дачи. Пошло соревнование: кого затопит раньше — домики или дорожное полотно плотины. Если по телу плотины вода взбирается просто вверх, то на плоскости каждый сантиметр по вертикали оккупировал десятки квадратных метров площади, грозил атаковать пороги и ступеньки дачного посёлка, забиваясь в щели, находил себе лазейки. Рассказывают, что в сторожке вода поднялась до колен.
Вода наступала с пугающей очевидностью, а плотина держалась.
А что ей будет? У неё же обувь у порога не всплывает, ковры на полу не мокнут, доски и мебель не коробит. Если плотина не может пропустить лишнюю воду, она разрушается.
Или ее разрушают

Так или иначе, вода нашла себе дорогу. Причём странно: в двух местах сразу.
В двадцати метрах от больших труб произошёл главный прорыв. Здесь вода пошла сразу, одномоментно. На это указывает характер обвала и шлейф, который оставил после себя поток, сметая на своём пути всё, растворяя в себе сотни кубометров грунта, вырывая из земли и увлекая за собой большие деревья. Ударная волна буквально причесала землю, размазав по дну тот кустарник, что сумел удержаться. На излёте могучей силы поток образовал мель посреди русла, на которой застряло торчащее во все стороны мощными корнями сломанное дерево.
А там, где сброс воды должен был идти по трубам, похоже, что всё шло своим чередом. Натыкаясь на пробки и не имея выхода, вода под большим давлением просачивалась между трубами, подмывая их основание. Когда по соседству образовался прорыв, с обратной стороны плотины неизбежно уровень воды кратковременно поднялся. Вскоре она отхлынула, забрав с собой всё, что служило подушкой для труб. Они рухнули в вырытую водой яму. Приёмные концы труб задрались вверх и частично освободились от соломенных пробок. Но принимать воду они уже не могли, поскольку смотрели в небо.
Но воды в озере уже и не было. Озеро ушло в Малый Караман, а оттуда в Волгу.
Большая река не заметила гибели маленького озерца. Сброс воды не стал чрезвычайным происшествием для людей. Скорее наоборот: вода отступила от дач и они стали высыхать.
Маленькая трагедия

Но последствия этой маленькой экологической трагедии вряд ли останутся незамеченными.
Река Лизель сошла на нет. Талые воды с полей, составляющих её бассейн, уже не в состоянии наполнить русло, поддерживая минимальный уровень. Небольшая водная артерия исчезает.
Берега приступили друг к другу, оголив норы, рыбацкие сети, самоловки. Периметр озера превратился в чёрную сохнущую жижу с множеством следов, будто коровы шли к водопою. Это люди в сапогах добирались до воды, чтобы забрать поймавшуюся рыбу и выловить новую. Ведь, говорят, её скоро не будет.
А ещё рыбаки говорят, что в Лизели появилась щука, зато новые возможности для массового расселения получил ротан. Эта небольшая хищная и очень живучая рыбёшка считается сорной, поскольку, размножаясь в большом количестве, способна снижать численность других рыб и даже полностью истреблять их, поедая икру и мальков. Так, попадание ротана в бассейн озера Байкал учёные считают биологическим загрязнением.
Как вернуть озеро

Восстановить плотину непросто, на это потребуются большие средства.
Это притом, что в районе остаются другие первостепенные плотины, которые удалось спасти в первую волну паводка, но теперь их надо ремонтировать, чтобы сохранилось дорожное сообщение с сёлами. В таких условиях может показаться, что плотина у Бобровки важна лишь самим бобрам и прочей живности исчезнувшего водоёма.
Однако, глава района Юрий Моисеев поднял тему пропавшего озера. Осложняет решение вопроса то, что у плотины нет хозяина, а подобраться к ней по распутице пока трудно. Тем не менее, состоялась встреча замглавы администрации по ЖКХ Геннадия Куклина с представителями дачных кооперативов. Обсудили план восстановления плотины. Администрация района в содружестве с другими организациями готова предоставить имеющуюся технику и специалистов, но при условии, что и дачники не останутся в стороне от восстановительных работ.
Владимир Гуреев, „Воложка“, г. Маркс
Опубликовано: Союз журналистов России

Добавить комментарий

прислать копию ответа.