Земляки из-за океана

Неожиданные встречи
Мою работу в краеведческом музее пришлось начинать с поисков людей, проживавших в этих местах до выселения. Для создания музея, вернее, возрождения нужны были документы, вещи, необходимые свидетельства очевидцев, участников событий тех далёких времён. Слава Богу, таких людей в то время жило в городе и сёлах сравнительно много, к тому же возвращались многие семьи на прежнее место жительства. Через немецкую газету „Нойес Лебен“ читатели в союзных республиках узнали о возрождении музея, стали поступать письма, приезжать бывшие жители. Люди хотели узнать о своих родственниках, близких, об условиях жизни.

В один прекрасный день в музей пришёл мужчина в возрасте примерно пятидесяти лет. На чисто русском языке представился:
— Доктор Фишер из Казахстана.
И поведал нам печальную историю о выселении своих родных и близких и предшествовавших тому событиях. Выложил из папки пачку бумаг, фотографий, несколько документов судебных, убедительно свидетельствовавших о расправе над ни в чем неповинными людьми.
Рассказал о жизни своего отца, брата священника лютеранской церкви Фишера и директора краеведческого музея Дреера. Эти три человека были арестованы и расстреляны в тридцатые годы прошлого столетия. Судила их „ревтройка“ за антисоветскую деятельность. Настало время, и приговоры отменили. В чём же состояла их „враждебная деятельность“? По рассказам старожилов, свидетелей этих событий, они при закрытии лютеранской церкви перенесли в музей все ценные вещи. Вот и вся их вина. Меня заинтересовали эти документы и рассказы очевидцев, написал статью, приложил копии документов и отправил в три адреса различных газет. Ни одна редакция материал не напечатала… Кстати, музей время ещё не работал, но посетители приезжали со всех концов нашей страны и зарубежья. При встрече гости из Америки посоветовали направить материал в Штаты. Что я и сделал.
Прошло несколько месяцев, я уже и забыл про отправленное письмо, как вдруг неожиданно приходит на моё имя бандероль из Америки и в ней исторический журнал, в котором напечатаны высланные мною документы. На заглавной обложке приговор о расстреле пастора лютеранской церкви Фишера, его брата, директора музея Дреера, а на второй странице решение судебной коллегии об отмене приговоров. В журнале были напечатаны фотографии — моя и моей супруги.
Вскоре произошла вторая неожиданность. В один прекрасный день 1992 года, прихожу домой, а жена говорит, что звонили из Америки. Говорили по-английски, и жена поняла только, когда переводчица сообщила, что Дорцвайлер, выходец из Екатериненштадта хочет приехать к нам в гости. После этого нам звонили ещё несколько раз, мы стали готовиться к встрече. Шуму, беготни, хлопот было много. Это и понятно — видано ли, гости из Америки! Кто, какие, что из себя представляют? Дошло до того, что моя супруга Клара Николаевна начала штудировать справочники по кулинарии.
Не успела хозяйка навести лоск, как нагрянули гости из Штатов, и не те, которых мы ждали, а совсем другие люди — супруги Лари и Бэтти Шулер. Как узнали после знакомства, Лари служит мэром одного из городов Штата Вашингтон, Бэтти работает врачом. Поселили мы их на даче, место им очень понравилось: рядом Волга, приусадебный участок, фрукты, ягоды поспевали. Встретили по русскому обычаю хлебом — солью, наливали по чарке с устатку. Когда истопили баню, хлопоты оказались напрасными, гости не переносят высокой температуры, берёзовые и дубовые веники им не знакомы.
Примечательно, что для того, чтобы добраться на дачу и обратно, транспортными средствами они не пользовались, а бегали бегом. Наняли переводчика и с ним ездили ежедневно по сёлам района. Посещали кладбища, предприятия, учебные заведения, рынок, больницу. Побывали на „Острове смерти“, где были убиты немцы, выезжающие из России. Встречались с руководством района.
Первое знакомство с жителями Америки показало, что они просты в обращении, не требовательны к комфорту, к питанию — ели всё то, что и мы. Бросилось в глаза, что немцы, (их называют в Штатах русскими), быстро схватывают наш язык и произносят сравнительно неплохо слова. А самое впечатляющее — бранятся русским матом.
Общение прошло без казусов и приключений. Правда, были случаи, которые не укладываются в их понятие. При выезде в Советский район в пути следования Бэтти попросила сделать остановку, где есть туалет, и была удивлена тому, что у нас нет в степи таких заведений. Ещё произошёл интересный случай в Саратове. На одной из улиц была перекопана дорога, нашим гостям показалось это удивительным, и они начали фотографировать раскопки с разных сторон. На мой вопрос, что вы увидели в этом необычного, Лари ответил, что, если бы в их городе такое случилось, то на другое утро глава города был бы освобождён от должности. У них такие работы выполняются только ночью.
День проводов супругов Шулер совпал с днём встречи супругов Дорцвайлер. Среди сошедших с самолета пассажиров, прибывших в Москву, мы увидели своих новых гостей, у которых была табличка с указанными фамилиями — Дорцвайлер и Лайком. На автобусе „Интуриста“ приехали на речной вокзал. Предварительно было заказано шесть билетов на теплоход по Волге. Отвели каждому из нас отдельную каюту. До отхода теплохода времени было много, и мы отправились осматривать Москву. Экскурсоводом была моя дочь Ирина. Побывали на Красной площади, прошлись по Арбату. Впечатление от столицы у гостей осталось сильное. Одно это видеть на картинках, другое — воочию.
Теплоход „Суворов“ отчалил в назначенное время. Обслуживание, культурная программа не вызывали нареканий. Двигаясь вниз по Волге, осматривали достопримечательные места в больших и малых городах. С интересом посещали музеи, проявляли интерес к истории края, культуре и живописи.
Всё шло своим чередом, лишь одно обстоятельство вызывало неприятное ощущение. На каждой пристани действовали ларьки, которые торговали, в основном, вином, водкой и пивом, безделушками местного производства. Богатые иностранцы с теплохода щедро угощали спиртным любителей хмельного. Возникала боль, обида при виде людей, которые торговали атрибутами нашего государства: Знамёна Союза и республик, статуэтки видных деятелей государства, документы советской власти. Были случаи, когда туристы в толпу зевак бросали мелкие монеты, образовывались свалки подбирающих. Картина неприглядная, а иностранцы фиксировали толчею на плёнку.
Несколько дней длилось путешествие по Волге. Отдохнув и получив массу впечатлений, мы с гостями прибыли в город Маркс.

Знакомство с родиной предков

Вся наша семья радушно встретила гостей из далекой Америки. За гостеприимным столом, по русским древним обычаям состоялось знакомство с Лео Дорцвайлером, его супругой Виолой, Кани (Константином) и Уилмой Лайком. Супруги за столом вели себя как дома. Русские блюда ели с удовольствием и вспоминали, что когда-то их родители готовили такую же пищу. Водку пили по-русски не рюмками, а стаканчиками. Женщины сразу же попросили хозяйку научить их готовить пельмени, лапшу и другие блюда.
Предки Дорцвайлеров жили в Екатериненштадте, сохранились кое-какие записи. Мы отыскали дом, в котором они жили. Он находится на улице Бебеля между 5-й Линией и улицей Победы. Во дворе сохранились сарай и погребец. Правда, в ветхом состоянии. Родственники гостей занимались садоводством и выращивали табак. У Дорцвайлеров была своя табачная фабрика, находилась она недалеко от старой мельницы. Известно, что в низине напротив пивзавода, богатые люди выращивали фруктовые сады, один из садовых участков принадлежал семье Дорцвайлера.
Вместе с гостями побывали на старом кладбище, искали захоронения сородичей. К сожалению, семейный склеп не сохранился. Посетили практически все колонии (сёла) района, в Советском районе осматривали храмы и кладбища. Неожиданно встретили далёких родственников Дорцвайлеров в поселках Колос и Степное. Во время пребывания в сёлах посещали семьи немцев, которые возвратились с мест выселения. Они рассказывали о том, как жили в местах поселения, как уже обустроились на новом месте. Воспоминания были разными.
В свою очередь гости рассказывали о положении немцев в Штатах. Константин Лайком, в прошлом человек военный, рассказал, что когда открывался второй фронт, то немцев в Америке в Европу воевать не брали. Опасались, могут пойти в другую сторону. Он также говорил о том, что выселение процесс естественный, при этом приводил пример, когда японцы разбомбили Пирл-Харбор, всех лиц этой национальности в Америке выселили в резервации. а по окончании войны позволили вернуться. Как известно, в России по царскому Указу выселяли немцев и в годы первой мировой войны.
В поездках по району осматривали хлебные поля, удивлялись большим потерям зерна на полях и дорогах. Недоумевали, что при таких урожаях страна закупала зерно за рубежом. Детально рассматривали зерноуборочную технику, беседовали с агрономами об агротехнике, с механизаторами. При этом проявляли доброжелательность и понимание. В беседах поднимали вопрос об отношении государства к земледельцам. В случае недобора урожая к запланированному в Америке разницу компенсирует государство. В итоге фермер в убытке не остаётся.
Разговор шёл на равных. Надо отметить: всё новое в применении агротехники, техническом оснащении они записывали, и в то же время делились опытом своей работы. Климатические условия в Штатах, где проживают потомки российских немцев из нашего Заволжья, схожи: суровые снежные зимы и знойное лето. И урожайность поля дают практически одинаковую.
Гостей интересовали условия жизни немцев, приехавших из бывших союзных республик. Убедились, что основная масса их проживает в добротных, благоустроенных домах, экономическое положение большинства хорошее. Бедствующих немцев они не встречали.
Каждый день бывали на Волге, купались, катались на катерах. Время быстро пролетело, и настало время прощания. Лео и Кони изъявили желание взять моего внука к себе на учёбу.
Прощаясь, думали навсегда, но, оказалось, впереди ещё предстояло несколько встреч.
Неожиданно приехали двое братьев, руководители крупной юридической компании Васингер, три женщины — родственницы Дорцвайлера, священник из Канады. Были и другие гости. Привлекало их не только гостеприимство хозяев, но и ещё одно важное обстоятельство. Мой сын Игорь занимается изучением родословной немцев, выехавших в Америку. Он уделял гостям много времени для изучения родовых корней с середины восемнадцатого века. Встречи и проводы настолько сблизили нас, что мы стали будто родными. Можно продолжить список гостей из-за океана, но думаю, в этом нет большой необходимости.

Опубликовано в газете „Воложка“

Добавить комментарий

прислать копию ответа.