Казус Андреева

В ходе избирательных кампаний основное внимание наблюдателей и прессы обычно сосредоточено на крупных городах. Но 8 сентября 2013 года, в Единый день голосования, наиболее интересные события происходили в районах Саратовской области. Настоящим сюрпризом, например, завершилась кампания в Марксе, где лицом к лицу в битве за мандаты депутатов горсовета сошлись представители „ЕР“ — поддержанные главой администрации единороссы и их однопартийцы-самовыдвиженцы. В итоге победили последние, которые на протяжении всей предвыборной гонки обвиняли районную исполнительную власть в волюнтаризме при проведении праймериз, а также в дестабилизации социально-политической обстановки в МР.

Депутат — на участок

На участке в городской школе № 6 немноголюдно. За столами в ожидании избирателей скучают работники комиссии. Продавец стеллажа со свежей выпечкой о чем-то болтает с подружками. Порядок в здании обеспечивает как полиция, так сотрудники вневедомственной охраны. „Не местный“ с громоздкой камерой наперевес тут же приковывает их внимание, после чего страж порядка начинает следовать за мной по пятам на некотором расстоянии. Все вопросы снимает разговор с председателем участковой избирательной комиссии № 1174 Марией Никифоровой. Предварительно записав мои данные, женщина рассказывает о ходе дня голосования на участке: „По данным на 11.30, проголосовало только 147 человек из 1311 зарегистрированных избирателей“. Ситуацию с низкой явкой председатель объясняет плохой погодой, а точнее, утренним дождем.

В конкурентной борьбе на одно место депутата совета муниципального образования „Город Маркс“ на этом участке набралось сразу четыре претендента, а специфика голосования в городской совет заключается в том, что каждый избирательный округ представлен лишь одним участком для голосования. Так что судьба 20 будущих народных избранников решалась ровно на 20 участках.

При таком раскладе кандидатам не сложно контролировать свой избирательный округ — достаточно следить за ходом голосования на одном участке. Можно стоять у входа и лично приветствовать избирателей, заодно подсчитывая, сколько сторонников или противников пришло выполнить гражданский долг (благо, что большинство местных жителей кандидаты знают в лицо). Так же просто решается и проблема возможных „вбросов“ и „каруселей“ — для этого также достаточно одного наблюдателя, оснащенного видеоаппаратурой хорошего качества.

Впрочем, на этих выборах многие предпочли действовать по старинке, и в качестве наблюдателей были приглашены солидные дамы, которые делали пометки на листках. При этом женщины чуть ли не в голос сообщали: „Никаких нарушений в ходе голосования не зарегистрировано“.

„Я просто поддерживаю главу“

В конкурентной борьбе на одно место депутата совета муниципального образования „Город Маркс“ на этом участке набралось сразу четыре претендента, а специфика голосования в городской совет заключается в том, что каждый избирательный округ представлен лишь одним участком для голосования. Так что судьба 20 будущих народных избранников решалась ровно на 20 участках.
Сами кандидаты оказались словоохотливее. Сергей Черевко свою критику сосредоточил не на организации процесса волеизъявления граждан, а на работе главы администрации района Владимира Андреева (креатура вице-губернатора Дениса Фадеева): „В районе у нас нестабильность. Новый глава все перепутал, ставит палки в колеса организациям, хочет создать свой Водоканал, теплосети, управляющую компанию. Но за полгода пока мы видим только бесконечные планерки и разговоры. Депутатский корпус выступает против него. Негативно настроены и предприниматели — фермеры района“. Конкретные претензии кандидат начинает формулировать, когда речь заходит о процедуре выдвижения: „Не было у нас настоящих праймериз — Андреев сам решал, кого выставлять. В итоге мне пришлось идти как самовыдвиженцу, хотя меня также поддержал политсовет и разрешил баллотироваться“. Во время разговора с журналистом кандидат продолжает встречать избирателей у входа на участок, здоровается с ними за руку. Такую же тактику использует и его визави Николай Мищенко, „официальный“ кандидат от той же „Единой России“. При этом Мищенко немногословен и не скрывает, что не является профессиональным политиком. А свое выдвижение объясняет просто: „Партия попросила, вернее, порекомендовала. Просто я поддерживаю главу“.

„Праймериз кулуарно“

Острая конкуренция возникла и на избирательном участке № 1176, где в противостоянии сошлись самовыдвиженец Александр Шаталин (действующий член партии „Единая Россия“) и официально выдвинутый той же „ЕР“ директор лицея Сергей Акимов. На этот раз оба заявили журналисту, что являются оппонентами главы администрации района Андреева. Разница в их программах — лишь в степени оппозиционности. Шаталин критикует местные власти за то, что те не обеспечили нормальное выдвижение: „Процедуру праймериз провели кулуарно, с участием 15−20 человек. Но я чувствую свои силы, знаю, что народ меня поддержит. Я четыре года был главой. Но Андреев не увидел во мне человека, который может принести пользу“. Кроме того, самовыдвиженец намекнул на использование против него административного ресурса: „На всех мероприятиях пиар от главы шел в пользу моего конкурента Акимова. Не думаю, что это дало решающий эффект, но какое-то влияние оказало. Проходили собрания в школе, в садике, в отделении Общества инвалидов. А мне ничего об этом не сказали“.

Его конкурент Сергей Акимов считает, что критика районных властей обострилась именно в предвыборный период, притом и он просит не называть его сторонником главы администрации: „Меня тоже некоторые пытаются представить как человека Андреева, но это не так. Я также не во всем с ним согласен“. Получается, что в Марксе именно отношение к деятельности главы администрации района стало неким маркером, по которому и можно различить кандидатов. „Каждый говорит примерно одно и то же, каждый заявляет, что он займется реальной поддержкой своих избирателей, — рассказывает Акимов. — А вообще вне политики мы с Шаталиным дружим“.

Летающие крыши как маркер эффективности

Принципиальным для кандидатов стал вопрос о ремонте крыш после урагана в начале лета. „Посмотрите, какие сложные вопросы по ЖКХ, — утверждает Шаталин, — 14 домов без крыш, люди пострадали. Где-то повреждения были лишь частичными. А глава администрации предлагает разобрать все крыши и переложить их заново, не подумав, сколько времени это может занять. Два месяца прошло с момента трагедии, а воз и ныне там. Вроде бы объявили контракт, выбрали поставщиков, но уже ищут других. Правительство дало финансовые гарантии еще в июне, крыши только разобрали, идут дожди, у людей пострадало имущество. Нужно было оперативно решать ситуацию — за счет любых источников. И в этой ситуации глава, вместо того чтобы наладить взаимодействие, решил заниматься политикой, ставить своих кандидатов, дестабилизировать обстановку в районе „.

Ему оппонирует кандидат Акимов: „Он всего полгода в должности. Многие депутаты — это люди self made (сделавшие себя. — Авт.). И они могут выступать с критикой. Но давайте предоставим возможность человеку поработать года два, а потом уже будем с него спрашивать. Просто так получилось, что Андреев пришел к летающим крышам, к коммунальным проблемам, — тут нужны быстрые решения, которые и опытный глава не всегда сумеет принять, а тем более человек, недавно назначенный на должность“.

Суд и дело

Соблюсти принцип Единого дня голосования удалось не везде. Например, на участке № 1170 избирателей встречала председатель УИК Марина Шапкина и объясняла, что те пришли слишком рано, голосовать им придется в декабре: „Аннулирована регистрация одного из двух кандидатов. Решение об этом принимал суд. Теперь у избирателей нет альтернативы выбора и голосование вести нельзя. Я как председатель дежурю на участке и информирую о переносе голосования на 1 декабря“. Оказалось, что кандидат привлекался к уголовной ответственности за серьезное преступление, судимость у него погашена, но по закону он все равно не имеет права избираться депутатом. Ну, хоть средства сэкономили… С момента рассмотрения дела в суде избирательная кампания была приостановлена. Бюллетени не печатались, приглашения не отправлялись.

Еще более интересная ситуация сложилась на участке № 1183. Кандидата от партии власти там не оказалось вовсе. „Единая Россия“ от своего имени выставила руководителя одной из местной школ, однако той пришлось взять самоотвод, после того как на нее было заведено уголовное дело. Казалось бы, сбылась мечта оппозиционеров — поле для битвы свободно. Но на дистанции остались лишь двое самовыдвиженцев. Во время голосования на участке их не было, что тоже сказалась на явке: к середине дня сюда пришли лишь 100 человек из 1167 зарегистрированных избирателей.

Ближе к концу дня на улицах стало совсем немноголюдно. И Маркс снова стал напоминать типичный райцентр, где люди живут своими частными проблемами и не очень-то хотят разбираться в политических раскладах. Лишний раз подтверждали это и случайные прохожие, откровенно демонстрируя заезжему журналисту свою незаинтересованность в результатах кампании. От вопросов о политических предпочтениях они вообще отмахивались: „Да какие выборы? Надоели все. Выбирают их, выбирают, а они кресла делят. Работать, что ли, им не хочется?“

И только агитационные машины, настойчиво призывающие прийти и отдать свой голос, продолжали ездить по улицам города, в то время как местные жители уже сделали свой выбор, ногами доказав, что они вне политики.

Падение форпоста

В итоге выборы привели к парадоксальному результату. Явка не превысила и 30 процентов, что является одним из худших результатов за все последние избирательные кампании. В районе, который наряду с Саратовским, был настоящим форпостом „Единой России“ (по явке и уровню поддержки правящего большинства), официально выдвинутые представители партии власти потерпели поражение. Они сумели получить лишь 8 мандатов из 18 замещенных, а самовыдвиженцам (пусть и от той же партии), но политическим оппонентам главы администрации Андреева, досталось семь мест в совете. Настоящим успехом стало и выступление „Справедливой России“, которая еще совсем недавно не могла рассчитывать на сколь-нибудь существенную поддержку населения. Но эсеры, выставив лишь 7 кандидатов, сумели провести троих своих членов в городское собрание. То есть фактически самовыдвиженцы, солидаризируясь со „справороссами“, имеют более 50 процентов в городском совете. Проще говоря, уже депутаты от Единой России, поддерживающие главу администрации, имели шансы оказаться оппозицией.

Можно предположить, что подобные результаты голосования стали закономерным итогом действий, предпринимаемых в районах вице-губернатором, главным идеологом областного правительства Фадеевым.

Марксовские политики, годами поддерживавшие курс „ЕР“ в районе и ковавшие победы на выборах, не согласились со статусом тех, о кого демонстративно вытерли ноги — сначала не допустили до участия в праймериз, а затем заставляли отозвать свои кандидатуры. Такие действия способствуют снижению уровня электоральной поддержки правящей партии.

Можно предположить, что подобные результаты голосования стали закономерным итогом действий, предпринимаемых в районах вице-губернатором, главным идеологом областного правительства Фадеевым. Марксовские политики, годами поддерживавшие курс „ЕР“ в районе и ковавшие победы на выборах, не согласились со статусом тех, о кого демонстративно вытерли ноги — сначала не допустили до участия в праймериз, а затем заставляли отозвать свои кандидатуры.
Районные элиты готовы лишь до поры до времени мириться с попытками отдельных (тем более чужеродных, посаженных в свои кресла в результате странных ротаций) чиновников и их покровителей „ломать всех через колено“.

Подобные вмешательства в деятельность органов МСУ постепенно становятся фирменным стилем работы региональной власти. Неизменным координатором этих процессов выступает Денис Фадеев.

Интересен и тот факт, что сами кандидаты в депутаты из числа самовыдвиженцев выражали готовность вести переговоры о достижении компромисса. В роли дипломата пытался выступать зампред правительства, а в прошлом глава района Юрий Моисеев. Но, как рассказывали в день выборов самовыдвиженцы, диалога не получилось. „Андреев просто убежал с этой встречи“, — вспоминал Сергей Черевко. Об этом же рассказывал и депутат Игорь Кучеренко, обращая внимание на то, что критику депутатов „глава администрации воспринял как личное оскорбление“: „Он выразил недоверие всему депутатскому корпусу, обозвав решение вынести вопрос на комиссию „саботажем“, и после покинул помещение. Диалога с главой не состоялось. Конечно, депутаты в очередной раз развели руками — работы совместной нет, а есть сплошное непонимание. Депутаты большинством голосов (10 из 13) выразили недоверие главе администрации“.

И теперь очевидно, что подобный демарш лишь предварял его отставку, которая и случилась сразу после выборов. Так „Единая Россия“ одержала победу сама над собой.

Источник — ИА „Взгляд-Инфо“.

Добавить комментарий

прислать копию ответа.