Поволжские немцы страдают из-за фамилий

Поволжские немцыДвести пятьдесят лет назад Екатерина II выпустила манифест „О дозволении всем иностранцам, въезжающим в Россию, селиться в разных губерниях по их выбору“. Немцы выбрали пустовавшие земли Саратовской области и живут здесь до сих пор.

В этом году в городе Марксе Саратовской области поставили памятник Екатерине II. На открытие собрались немцы — жители города, гости из Саратовской области и из Германии, приехавшие сюда специально ради этого события.

Когда-то памятник императрице здесь уже был. Только тогда Маркс назывался Екатериненштадтом, а его жители говорили только по-немецки. Здесь до сих пор многие говорят на „родном“ языке. Правда, всё реже и реже — в основном дома или в Центре немецкой культуры.

История одной семьи

Елена Гейдт до сих пор думает по-немецки. И дома говорит на немецко-русском языке с мужем и дочерьми.
— Я, как и многие немцы, приехала на родину предков в 80-х, — рассказывает Елена. — В 1941 году по указу Сталина всех поволжских немцев сослали в Сибирь. Деда Елены отправили в трудовой лагерь, бабушка осталась жить в селе, у неё на руках оказалось пятеро маленьких детей. В Сибири они ходили в школу, учили незнакомый русский язык и дрались, когда их обзывали фашистами. В 1958 году им разрешили переехать. Гейдты выбрали Казахстан.

— Мама вышла замуж, в Казахстане родилась я и мои братья и сестры, — вспоминает Елена. — В нашем классе учились 14 немцев, а также чеченцы, ингуши, татары. Фашистами нас уже никто не дразнил, потому что в школе учились дети ссыльных. Нам очень повезло с учителями-немцами. Мы учили наизусть Гёте и Шиллера. Помню, как учительница говорила мне: „Лена, учи язык, он будет тебя кормить“. Она была права. Я возглавляю Национально-культурную автономию российских немцев Марксовского района и в основном общаюсь на их языке.

В 80-х немцам разрешили вернуться на родину. Приехали многие, в основном на старые места — в Энгельсский и Марксовский районы. Через пару лет колхозы, где работали немцы, стали миллионерами. Немецкое качество было во всём: в городах и сёлах — чистота, на полях всё росло и колосилось, открывались сыроварни и колбасные цеха.

Вернулись, чтобы уехать

— Когда после развала СССР президентом России стал Ельцин, у нас, поволжских немцев, появилась надежда, что здесь, в Саратовской области, снова будет автономия — как когда-то при Екатерине, — рассказывает Елена Гейдт. — Но эта идея не пришлась по душе тем, кто приехал сюда во время войны. В городе устраивали демонстрации, по улице ходили люди с плакатами „Не дадим в сердце России устроить фашистское логово“. После этого многие уехали в Германию. В 42-м нас депортировали, в 90-х мы бежали отсюда сами… Сейчас те, кто митинговал против автономии, жалеют, говорят, что „при немцах“ жилось бы лучше.

Все братья и сёстры Гейдт уехали на родину, Елена тоже получила разрешение на выезд.
— Но я осталась, поскольку успела выйти замуж за русского, родились дети, — говорит Елена. — Сейчас в Марксе живут около 8 тысяч немцев и членов их семей. Учим немецкий язык, поём песни — стараемся, чтобы в нашей культуре осталось что-то исконно немецкое. Я осталась Еленой Гейдт. Хотя, если бы взяла фамилию мужа, возможно, была бы депутатом. К людям с немецкими фамилиями до сих пор относятся настороженно — в людях живёт страх, что потомки немцев, построивших этот город, могут вернуться в свои дома и занять ключевые позиции в городе.

Факты

  • Город, основанный колонистами из Германии, Бельгии и Швейцарии, четыре раза менял своё название.
    Указом императора Николая II от 13 марта 1915 года Екатериненштадт был переименован в Екатериноград. В мае 1919 года город переименован в Марксштадт (в честь Карла Маркса), а весной 1942 года — в Маркс.
  • Памятник Екатерине II был создан на пожертвования немецких колонистов. Скульптура изготовлена в 1851 году бароном фон Клодтом в Санкт-Петербурге. В 1941-м памятник переплавили на нужды фронта. В 2007-м в Марксе появилась новая Екатерина.

Адольфам не повезло больше всех

Я родился в Сибири через девять лет после войны, — рассказывает пастор лютеранской церкви города Маркса Владимир Родиков. — Мама вышла замуж за русского, и меня назвали Владимиром — тогда боялись давать немецкие имена. В нашем посёлке было много подростков со звучными немецкими именами: Карлы, Конрады, Арнольды. Всех называли фашистами. Но больше всего не повезло мальчикам, которых назвали Адольфами.

Эти дети родились до войны, и их родители не подозревали, что спустя год-два именно это имя в СССР будут ненавидеть больше всего. В те годы не принято было менять имена, тем более ссыльным немцам. Подросткам приходилось мучиться, многим это имя впоследствии испортило жизнь — они не смогли поступить в институты. Как правило, работали в мастерских или на заводе.

Малая родина. Миллионер спустился с неба

Карл Лоор появился в Марксе внезапно — прилетел на вертолёте. Пришёл в Немецкий дом и попросил договориться о встрече с представителями городской администрации.

Российский немец, владелец крупной строительной корпорации в Белгородской области представил свой проект по восстановлению старинной лютеранской церкви в селе Зоркино Марксовского района, где родился и вырос его отец Карл. На реставрацию немец готов потратить 80 миллионов долларов.

— Моих родителей, как и всех поволжских немцев, сослали в Сибирь, — рассказывает бизнесмен Лоор. — Потом мы переехали в Белгородскую область, в Старый Оскол, где я открыл свой бизнес. Несколько лет назад отец умер. Мы никогда не говорили с ним о его прошлом, почему-то это была запретная тема. О том, где они жили до ссылки, мне рассказала мама. И я полетел на родину отца. Посмотрел на село сверху, увидел разрушенную церковь, нашёл в архивах документы. Решил восстановить церковь, куда в детстве ходил мой отец, в память о моей семье. Будет воссоздана вся церковная атрибутика, и желающие смогут там молиться. Но это не главное. Я хочу, чтобы церковь стала культурным центром. Здесь будут проходить музыкальные фестивали, местные жители смогут изучать немецкий язык. Надеюсь, что этот объект не позволит деревне исчезнуть. Я уже взял в аренду на 49 лет землю, на которой находится лютеранская церковь. Столько не проживу, но моё дело продолжит сын, мы уже договорились.

Алена Бобрович, „Metro International“

 Обсуждение статьи (12)

  1. Да, было тяжело. Но, думаю, основные проблемы для поволжских немцев — уже в прошлом. Те, кто не был особо стойким, или ассимилировался с русскими, или выехал на родину предков. Это раньше немцем было не модно быть, а сейчас к этой национальности в стране совсем другое отношение.

    1. Много немцев уехали в Германию, а те, которые остались, уже давно не притеняются русскими. А слово „модно“ вообще не подходит ни к какой нации либо фамилии. У меня в классе учились 2 немца. Для нас они были такими же, как и мы, русские. Сейчас они с семьями живут в Германии.

      1. В годы перестройки, действительно многие немцы уехали в Германию, но там они остаются для коренного населения русскими. До отечественной войны в Саратовской области была немецкая автономная республика, именно она и является для многих немцев их родной землёй. У меня мама там родилась и если бы не годы репрессий, то наверное до сих пор жила бы в г. Энгельс.

      2. Перестройка. Репрессии. Русские тоже в эти периоды отечественной истории жили не сладко, только бежать им было некуда, и они выживали на родине. Видимо для многих немцев Россия — родина не до конца. Хватит уже группироваться по национальному признаку и плакаться, что тебя не воспринимают. Давайте все: немцы, русские, украинцы, евреи и другие народы многонациональной России, станем называть себя россиянами и жить одной дружной семьёй.

      3. Для немцев, которые родились в России и Германия — родина не до конца. Коренные жители их не считают за настоящих немцев. С ними там общаются холодно и им приходятся поддерживать знакомство только с такими же переселенцами, которые приехали из России или из стран СНГ.

    2. По вашей логике, быть особо стойким это не ассимилироваться и оставаться в России? Кому нужна ваша стойкость? Люди просто хотят хорошо жить без депортаций, бесправия и нищеты. Думаю, те, кто остался, жалеют, что не уехали в Германию. На счет „моды“ — это вопрос культуры и образованности населения.

      1. Соглашусь с тем, что сейчас у нас очень страдает культура. Но вот, то что многие жалеют о том, что не уехали в германию — я сомневаюсь. Всё же, это люди которые родились и воспитывались в советской стране по нашим законам. И мышление сейчас у этих людей другое. Иначе бы они не приехали на открытие памятника.

      2. Денис! очень точно подмеченно. мы ехали не за красивой жизнью, а чтобы остаться немцами, дети, внуки. в Марксе 3 сестры моих живет все они полностью асимилировались. как говорит одна из моих сестер: я я шлагбаум. тут многие говорят: сейчас другая обстановка. а какая она была в 91−92 ?хочеться ответить Лены Гейдт. Лена ты меня хорошо знаешь. поправочку небольшую. во всей Саратовской губерни проживает 7 тыс немцев подсчитай в % эквиваленте сколько будет? Галина! кто вам такую ерунду говорит: в Германии они русские? если человек не хочет адаптироваться он и в Африке останеться русским. я 25 лет в Германии заработал и пенсию сдесь и меня никто не разу не назвал русский. надо знать язык и законы что бы чувствовать себя наровне со всеми. Володя Родиков правду сказал и ему было легче чем мне с немецкой фамилией. приходилось каждый день драться. Генадий Бельды! вы предлагаете отказаться от своей идентичности, асимилироваться и быть русским? зачем тогда меня Мама родила немцем? читаешь и такое ощющение испытываешь что и сейчас очень мало поменялось в умах молодежи.

  2. Путин сказал auslander kain- и некогда и не было не каких колоний на теретории Росси и по этому Я Вам скажу что в Россиском паспорте графа национальность отсутсвует кем хочеш тем и называйся … только о вашем происхождении на любом посту гаи могут рассказать да помалкивают.--- Нам только культура и осталась о которой мне вобще не извесно. Очень хочется выучить язык. Вдруг поподу на страшный суд А там по немецки разговаривают? Не пойму не одного слова. Катострофа!

  3. В Сарапуле на Каме, тоже очень много немцев проживало. Даже есть немецкое кладбище. Но сейчас многие уехали. Но еще какая-то часть осталась. Также есть и немецкий культурный центр.

    1. ну сейчас такие центры в каждой деревне по всему Союзу развелось. надо понимать что это только культурные центры без териториального образования. а вы лучше меня спросите где немецких кладбишь нет? они везде от Сахалина до Калининграда.

Добавить комментарий

прислать копию ответа.