Мы беженцы, но не бомжи!

Артем и Валентина ВяликовыУ каждого из вынужденных переселенцев своя история и схожие проблемы, поиск решения которых начали региональные и муниципальные власти. Еще совсем недавно у 32-летнего Артема Вяликова и его 25-летней супруги Валентины была другая жизнь: свой дом в городке Лутугино под Луганском, стабильная работа. Все перечеркнули страшные события последних месяцев. Думали продержаться до конца лета, решение срочно уезжать пришло после того, как разбили расположенный неподалеку блокпост, а над их домом стали летать военные самолеты, поясняет Артем. Успели собрать в дорогу лишь пару больших сумок — самое необходимое, без чего трудно обойтись родителям с тремя совсем маленькими детьми. Долгий тяжелый путь на переполненном рейсовом автобусе до Волгограда, а затем до Маркса, и вот уже почти месяц многодетная семья пытается обустроиться на новом месте.

И Артем, и его жена родились еще в советской Украине, как и многие в их краях, по-украински говорят плохо, а с Россией связаны давними родственными связями. Супругам, пятилетнему Денису, трехлетнему Никите и годовалой Кристине повезло: в своей небольшой двухкомнатной квартирке их приняла родная тетя Валентины. Пока Вяликовы оформили гостевую визу на три месяца, предпринимать кардинальные шаги и рвать с прошлым не решаются.

— Хотим посмотреть, как будут развиваться события, очень уж душа за родных и оставленное хозяйство болит. Когда уезжали, в построенной своими руками теплице начали краснеть помидоры, нашего верного пса подкармливают друзья. В Луганске и Лугутино остались уже немолодые родители, близкие родственники, а ведь в городах начали орудовать мародеры, — не скрывает тревоги Артем.

Между тем главная забота его самого — как прокормить семью, обеспечить жене и детям хотя бы минимум удобств. С деньгами, конечно, туго. Дело в том, что формально Вяликовы просто гости саратовского региона, а значит, рассчитывать на социальные выплаты и гарантии не приходится. Из-за неопределенного правового статуса глава семейства, опытный строитель, устроиться на работу официально не может. Супруга по профессии швея, но и ей даже на дому подрабатывать нереально: нет швейной машины, да и за тремя детьми нужен постоянный присмотр.

Живут одним днем

Артем считает настоящим счастьем, что случай свел с неравнодушными людьми — руководителем комитета многодетных матерей Еленой Ларион, ее мужем Анатолием и главой общественного совета Марксовского района Александрой Комаровой. Без их участия было бы совсем плохо, говорит многодетный отец. Новые друзья организовали среди жителей сбор самого необходимого, на уровне райадминистрации посодействовали отцу семейства с временной работой на стройке, решают вопрос с местами в детском саду для Никиты и Дениса.

— Тетя создала хорошие условия, но как-то не очень удобно долго стеснять ее с нашими тремя малышами, поэтому решили снимать жилье, — продолжает Артем, который уже успел узнать не только цену человеческого сострадания, но и цинизма. Например, была небольшая надежда, что, узнав о трудном положении переселенцев, риелтор пойдет навстречу и хоть немного снизит цену жилья, но она даже говорить об этом не захотела, сославшись, что есть много других претендентов. А среди вещей, которые передают беженцам, встречаются совсем непригодные.

— Ведь мы не бомжи, — с горечью говорит мой собеседник, — а такое чувство, что некоторые люди под видом благотворительности просто избавляются от хлама. Но это, конечно, исключение, в основном с нами делятся действительно нужным в хозяйстве, мы всем очень благодарны. С главным нам помогли, а сейчас предел бытовых мечтаний — микроволновка и хотя бы небольшая стиральная машина — пусть старенькие, но в рабочем состоянии.

Пока Вяликовым, как и тысячам людей в их положении, приходится жить одним днем. Глава семейства не знает, как долго на стройке будут закрывать глаза на неоформленного работника — по-человечески все ситуацию понимают и сочувствуют, но необходимость соблюдения закона никто не отменял. Даже связаться с родными в Луганске — большая проблема: телефонные переговоры очень дорогие, а общаться по интернету удается лишь по случаю — ни для планшета, ни для ноутбука места при скорых сборах не нашлось. — Можно было бы, конечно, съездить в Лутугино за теплыми и другими необходимыми вещами, но жена боится, что со мной что-нибудь случится, да и границу могут закрыть, — размышляет Артем. — Куда они без меня, это будет настоящая беда.

Навсегда проститься с родными местами ему было бы очень больно: „О будущем стараемся не думать, а в глубине души теплится надежда, что этот ад, в котором мы все оказались, скоро кончится, и мы вернемся домой“.

Источник — „Новости Саратовской губернии“.

Добавить комментарий

прислать копию ответа.