Любимый, единственный…

Жительница Маркса Алевтина Петровна Кукарина принесла несколько старых фотографий, на которых изображён красивый парень в военной форме. „Это мой муж в молодости, — сказала она. — Если бы вы знали, какой это был благородный человек! Мы прожили с ним более сорока лет, и, прочитав в „Воложке“ очередную историю о любви, я подумала: а почему бы и мне не рассказать о своей?“.

Началось всё с того, что в сентябре 1956 года нас, студенток второго курса Саратовского экономического института, привезли в село Липовка Марксовского района — закладывать в силосные ямы кукурузу. Поселили в деревянном здании местной школы, где мы и жили целый месяц. Спали на полу на соломе, которую набивали в наволочки и застилали их простынками. За молоком ходили на ферму, а за пышными, вкусными калачами к одной бабушке. Работали с раннего утра, но вечерами, даже сильно устав, бежали в местный клуб, где лихо отплясывали под звуки деревенской гармошки.

Через неделю после нашего приезда мы все обратили внимание на только что приехавшего красивого парня по имени Виктор. Он был курсантом Казанского радиотехнического училища. Оказалось, что он приехал к своей бабушке, которая как раз и угощала нас своими калачами. Уже на следующий день Виктор Кукарин стал работать на комбайнах и машинах вместе с нами. Он был так хорош собой, что все девчонки потеряли голову и тихонько по нему вздыхали. Даже не знаю почему, но его выбор пал именно на меня. В моё дежурство он возил меня на ферму за молоком на велосипеде, привозил хлеб, помогал солому менять. На танцах вёл со мной беседы, рассказывал об учёбе, будущей службе, при этом старался сделать так, чтобы никто, кроме него, со мной не танцевал.

Только срок нашей работы завершился, а у него закончились каникулы. Мы, девчонки, сели в поезд, но на станции Плёс Виктор появился в вагоне и ехал со мной до самого Саратова в одном купе. А вечером пришёл ко мне в общежитие. Три дня мы почти не расставались. Утром он провожал меня на лекции и ждал в сквере. Потом встречал и вёл кормить в офицерскую столовую, а вечером мы шли в театр или в кино, гуляли по Саратову. Провожала я его в Казань, а сама чувствовала, что земля уходит из-под ног. С того момента началась наша трёхлетняя, почти ежедневная переписка, ожидание мимолётных встреч, когда он приезжал из Казани в Саратов.

В 1957 году Виктор окончил училище, и я проводила его в Новосибирск, где ему предстояло служить. Целый год разлуки! Это была настоящая пытка.

Через год нас, студентов, должны были отправить на целину. В ожидании мы провели две недели, было начало лета, июнь. Сидим в общежитии, денег и еды нет. Так и разъехались потихоньку все по домам. Отправилась и я к маме в Вольск, а там получила от своего жениха открытку — вызов в гости, в военную часть, где он служил. Недолго думая, я поехала в Сибирь к любимому, чтобы своими глазами увидеть, в каких условиях мне предстоит жить в будущем. Словом, пришлось хлебнуть „таёжной романтики“, где и вечная мерзлота, болота, вместо тротуаров деревянные настилы, дома стоят на прогудроненных сваях. Разве могла я тогда предположить, что через несколько десятилетий в этих краях вырастут большие, современные города?

Виктору дали отпуск для того, чтобы мы могли приехать в Саратов и расписаться. Тем временем в моём институте уже собрались меня отчислять, да и весь наш курс, за то, что мы самовольно уехали и не явились по призыву ЦК комсомола на освоение целины. И тут мой любимый совершил поступок, который подтвердил его любовь ко мне: он нашёл общий язык с ректором, договорился, чтобы меня оставили в институте, хоть и без стипендии на весь год. Ежемесячно он присылал мне по почте сумму, равную моей стипендии, из своей зарплаты. Да и в общежитии я осталась жить только благодаря ему. Конечно же, окончив институт, я сразу же уехала к нему.

В Сибирском военном округе мы прожили до 1970 года. Я стала настоящей женой военного, и где только ни приходилось нам жить! Даже вспоминать страшно… Я почти всё время была одна с двумя сыновьями. Бесконечные командировки, переезды с точки на точку — Томская область, Новокузнецк, Барнаул, всего не перечислишь. Лишения и неустроенность я переносила спокойно, сознавая, что это необходимо, и помня, что любимый муж верит в меня.

Мы прожили с Виктором Александровичем сорок два года в большой любви, вырастили двоих сыновей. В 2000 году мужа не стало…“.

Источник — газета „Воложка“, Юлия Антонова.

Добавить комментарий

прислать копию ответа.