Батон — всему голова

Глава марксовского района и администрации марксовского района, глава города Маркса и муниципального образования город Маркс, почетный член партии Единая Россия, кандидат экономических наук, Юрий Михалыч Моисеев

Глава марксовского района и администрации марксовского района, глава города Маркса и муниципального образования город Маркс, почетный член партии Единая Россия, кандидат экономических наук, Юрий Михалыч Моисеев

В одной из саратовских газет был брошен намек, будто бы Юрий Моисеев, глава администрации Маркса, когда-то имел прозвище „Батон“. Говорят, что его так прозвали еще в детстве, потому что был мальчишкой пухленьким.
Прошло время, „батон“ зачерствел. Теперь это уже никакой не „батон“, а Юрий Михайлович…

Правда, смотря для кого. Хлеб всему, говорят, голова. А „Батон“? В какой-то мере, Моисеев — „батон“ претендует на то, что он всему „голова“ в районе и городе Марксе… Так ли это? Чтобы ответить на этот вопрос, посмотрим, с чего начитался трудовой путь Моисеева, да и был ли он по большому счету, „трудовым“? Интересно, откуда у нас появляются руководители районов, городов и области? С губернаторами области вроде бы понятно, двое первых — Белых и Аяцков — вышли из курятника, Ипатов же — прислан из атомной станции. С мэрами города Саратов тоже понятно. А вот откуда появился глава Марксовского объединенного образования никто не догадается. Для этого надо немного покопаться в истории. Хотя бы пятнадцатилетней давности.

Сегодня Юрия Моисеева хвалят многие. Учителя говорят, что он был хорошим послушным школьником, носил им классные журналы. Только никто не помнит, что журналы он носил после уроков, а не до, и только после того, как ему хорошую оценку ставили. Если получал „неуд“, то к учителю вообще не подходил. А потом он еще учился, не то в техникуме, не то в институте. Как он учился в институте, знать никто не может. Также никто не знает, учился ли вообще Юрий Моисеев в ВУЗе, а если учился, то в каком? Но все почему-то говорят, что Юрий был хорошим студентом. Говорят потому, что сегодня он — глава Марксовского муниципального района? А как не похвалить человека, который весь район поставил себе в зависимость?

Если кто-то поспорит с Юрием Моисеевым, то человека хорошие люди предупреждают: „Ты с Моисеевым не спорь, он хорошо орудует саперной лопаткой“. И рассказывают, что Моисеев служил во Внутренних войсках, где у вояк главным оружием является саперная лопата. Которой не только траншеи копают.

От патоки до мелиорации

А теперь о патоке. Для несведущих людей объясним, что такое патока. По словарю Ожегова — это густое, сладкое вещество, полученное из крахмала. Больше всего известна патока в северо-западных районах области, где выращивают сахарную свеклу, очень богатую на крахмал. Из свеклы у нас делают сахар, отходами производства является патока. А из патоки гонят самогон. А при чем здесь Юрий Моисеев, нынешний глава Марксовского района? А при том, что именно с патоки, как рассказывают, начинался бизнес успешного периферийного предпринимателя, а потом и заштатного политика.

Наверное, многие и сегодня помнят, как Правительство разрешило варить спиртное в домашних условиях. Только с одним условием — брагу и самогон не пускать в продажу. Юрий Моисеев брагу не варил, самогон не гнал. Он поставлял самогонщикам патоку из соседней Воронежской области. Патоку из города Беково, где имеется мощный завод по переработке сахарной свеклы. Марксовский рынок, да и не только марксовский, быстро при умелом руководстве Моисеевым быстро наполнился дешевым сырьем для производства „зеленого“ змея.
Впрочем, продажей потоки производителям самогона занимался не только Моисеев. Практически в каждом районе имелся такой вот делец. Кто продавал патоку, кто сам из нее производил самогон и реализовывал его. А кто-то торговал тогдашним спиртом „Роял“. Это практически тоже был технический спирт. Но почему-то от него люди не умирали. Это потом появились стеклоочистители, выдаваемые за питьевой спирт, а в официальных отчетах здравоохранения резко возросла смертность среди людей, употреблявших спиртоносящую жидкость. К этому времени Моисеев существенно изменился. Он понял, что там, где патока, там и сахар. Там, где сахар, там и водка. Он стал поставлять на пространство Марксовского района эти два вида продукта. Прибыль даже по тем временам оказалась бешенная — доходила до 400 процентов. Так из патоки родился новый успешный предприниматель и будущий политик районного масштаба.

Чутью Моисеева можно только позавидовать. Его чутьем можно восхищаться. Он знал и сейчас знает, где лежат деньги и как их взять. По тем временам брать было намного легче. Прав ли тот, кто сегодня, вспоминая то время, говорит, что Юрий и еще несколько человек, которых называли гончими, практически, захватили весь район? Город разделился на четыре слоя населения.

  • В первом были руководители бюджета, которые как бы правили городом, районом и их населением. У них были те деньги, которые им выделяло государство. Они с государством делились по своему усмотрению.
  • Во втором были „хорошие“ пацаны, которые уже тогда развивали свой бизнес, одновременно обкладывали данью тех, кто мог платить. Объезжали по графику, рассчитывали каждую торговую точку, чтобы не обанкротить предпринимателя и чтобы он работал не только на себя. Можно и не гадать, в каком слое населения обитал наш герой.
  • В третьем слое были предприниматели, торговые работники, руководители различных предприятий, в том числе и бюджетных организаций. Они тоже платили. А хорошие пацаны, опять же, с них собирали дань.
  • В четвертом слое были простые люди, которые работали на заводах, в организациях, и пили самогон из патоки.

Маркс многие годы славился тем, что здесь умеют перерабатывать нефть. В принципе, здесь что-то общего — в переработке патоки и нефти. В конечно счете и там, и там конечным является чистый продукт. В одном случае самогон, а в другом дизельное топливо. В первом случае не смогли дойти до выпуска чистой водки, а во втором случае — не довели производство до выпуска бензина.

Маленькие мини-заводы стояли во многих уголках небольшого города. Один из них на территории специального центра, где директорствовал ближайший соратник Моисеева Владимир Долгов. Интересно, что тогдашняя милиция работала в том числе, и на хороших пацанов.

Сегодня, как анекдот вспоминают, как моисеевцы ставили на пост начальника РОВД своего. Выбрали первого попавшегося старшего лейтенанта, сделали ему погоны постарше, пролоббировали и поставили на правоохранительное хозяйство. Только очень рано новоиспеченный начальник РОВД почувствовал запах денег. Он сдал подельников, поставил условие, что все уладит, но его доля будет увеличена в разы. Плохо знал начальник тех, с кем связался. Не прошло и месяца, как его сняли с работы. И он… пришел к ребятам, и попросился назад. Но его с позором выгнали, говорят, даже пинка дали.
Так обращались с десятками, с сотнями марксовцев. И везде видишь Моисеева. Но он просто мелькает во всех делах, как тень, как призрак. Разве сейчас, кто докажет, что Моисеев был завязан в нефтяном бизнесе? А кто может обвинить Моисеева в том, что он имеет долю во вторчерметовском бизнесе? Есть много лиц, организаций, но нет знакомой фамилии. Мы говорим не о мелких приемных пунктах. Мы говорим о крупномасштабной ликвидации Приволжской и Комсомольской оросительных сетей. Вырыты из земли десятки, если не сотни километров трубопроводов, сданы в металлолом сотни тысяч тонн металлолома. Копают до сих пор. „Копальщиков“ для острастки вызывают в милицию, в экологические организации и т. д. Далее беседы дело не идет. В то же время в карманах у „копальщиков“ и тех, кто их прикрывает, осели десятки миллионов рублей. А главный „копальщик“ и ликвидатор мелиорации на землях Марксовского района некто Антон Н-в без стука входит в кабинет Юрия Моисеева на втором этаже здания администрации Марксовского района. Интересно, почему?

Вера Баева

газета „Саратовский репортёр

Добавить комментарий

прислать копию ответа.