Назови меня тихо по имени…

Всем знакомо краткое, ёмкое слово „ЗАГС“. С ним обычно ассоциируются звуки марша Мендельсона, белоснежные наряды невест, машины, украшенные лентами и шарами, блеск золотых колец… Но на самом деле, функции этого, весьма популярного ведомства, гораздо шире. Марксовский ЗАГС, который возглавляет Светлана Петровна Лангольф, в самой полной мере соответствует своему назначению. И, прежде всего, по профессионализму его сотрудниц. К возможному ликованию адептов нумерологии, мы вынуждены констатировать — похоже, и самой Светлане Петровне от рождения назначено было стать соединительницей судеб. Представить только, родилась она 14 февраля, в день святого Валентина, а со своим мужем Сергеем расписались 18 декабря, в день создания ЗАГСа!
Поскольку работа в ЗАГСе — удел людей, которым нужно уметь очень тонко и деликатно решать уйму чьих-то личных проблем, то, как минимум, психологию надо бы знать. А Светлана Петровна на сегодня является кандидатом психологических наук, да к тому же и юрист с высшим образованием. Так чем же отличаются нынешние женихи — невесты от тех, что приходили в ЗАГС ранее?
— Лет пять назад было модно заключать так называемые гражданские браки, когда жили без оформления отношений, а в ЗАГС приходили для оформления документов на ребёнка, или чтобы расписаться по необходимости, — констатирует Светлана Петровна. — Сегодня ситуация меняется. Видимо, повлияла государственная политика, направленная на повышение статуса семьи. Теперь большинство приходит и подаёт заявления, чтобы создать не условную, а настоящую семью. Кроме того, снизился и брачный возраст. Лет шесть назад невестам, нередко, было за двадцать пять лет, женихам — за тридцать и даже тридцать пять. Сегодня невестам, чаще, до двадцати трёх, женихам — до двадцати восемь лет. Они и смотрятся как-то по-другому. Приходят радостные, глаза светятся от счастья… Поэтому сама регистрация проходит и более торжественно, и волнующе.
Надо сказать, статистика разводов в первые годы семейной жизни значительно улучшилась — их стало меньше, что не может не радовать. Для популяризации семейных ценностей в ЗАГСе проводятся различные мероприятия. Такие как „Имянаречение“, что в первую очередь касается многодетных семей, чествование долгожителей, юбиляров, которые в мире и согласии прожили полвека и более того.
Одними из самых красивых праздников Светлана Петровна считает „серебряные“ юбилеи супружеских пар. Весьма эффектно смотрятся и сами юбиляры — ещё достаточно молодые, полные сил и энергии, хотя у них уже взрослые дети. При этом в отношениях супругов как бы открывается „второе дыхание“, происходит обновление и усиления взаимных чувств. Надо сказать, такие праздники, организованные неказённо, от души, для их героев становятся, своего рода, откровением — они, порой, даже не подозревают, что так здорово можно отпраздновать свой юбилей, получив мощный заряд положительных эмоций. Подарки от администрации, цветы — это не может не тронуть. Люди вдруг как-то иначе видят годы, прожитые вместе и у некоторых даже, случается выступают слёзы счастья от осознания того, как много в их жизни случилось хорошего.
Теперь помимо приветственных адресов от местных властей и самого ЗАГСа, „золотым“ и „серебряным новобрачным“ вручаются особые свидетельства юбиляров, придуманные здесь, в Марксе. Уже несколько раз праздновались и „бриллиантовые свадьбы“ — 60 лет совместной жизни. В прошлом году чествовались три такие пары. В нынешнем, правда, одна. Зато на будущий год намечено чествование четы, празднующей „коронную“ (или, по-другому, „венечную“) свадьбу — 70-летие семьи. Очень хотелось бы надеяться, что юбиляры встретят это событие полными сил и здоровья.
Почти курьёз из ЗАГСовской практики. За всё время работы моей собеседнице ещё ни разу не доводилось выдавать свидетельство о браке цыганским новобрачным. Что тут поделаешь? Цыгане живут по своим обычаям, и идти в ЗАГС не считают нужным. Однако, стоит сказать, и в жизни цыган тоже происходят кое-какие перемены. С некоторых пор они всё чаще и чаще стали регистрировать своих детей. Лет шесть назад, когда этот процесс ещё только был начат, свидетельства приходилось оформлять на пяти-, а то и двенадцатилетних.
— Благодаря тогдашнему росту правовой сознательности цыган, в две тысячи шестом, нам здорово удалось улучшить демографические показатели, — с юмором отмечает Светлана Петровна.
А что испытывает человек, призванный служить созданию семей, когда приходят пары разводиться? По мнению Светланы Петровны, когда приходят молодые пары, понимаешь, что их решение развестись — следствие кипения эмоций. С такими парами нужно упорно и терпеливо работать. Тут-то и оказываются востребованными профессиональные навыки психолога. И руководителя ЗАГСА, и психологов из марксовского центра „Семья“.
— Если из двух пар, пришедших разводиться, одна, всё же, забирает заявление, я считаю, что это успех, — считает Светланы Петровны.
Случаи и курьёзы. Одинокий фронтовик далеко за восемьдесят, но ещё достаточно крепкий, женился на своей избраннице, которой было за шестьдесят. Через пару лет чета приняла решение развестись. Однако полгода спустя, они снова подали заявление. Как говорится, вместе — тесно, порознь — скучно.
Люди встречаются, влюбляются и женятся. И у них рождаются дети, которым нужно давать имена. В этом тоже есть какие-то свои тенденции? Да, каждый год происходит изменение набора имён, даваемых родителями своим чадам. Скажем, в этом году самыми популярными стали Артём, Дмитрий, Александр, Максим, Егор, Анна, Анастасия, Вероника, Валерия, Виктория. Имеют место быть и редкие, не „тиражировканные“ имена — Клементий, Пранцискуш (литовский вариант имени Франциск), Прохор, Макар, Виталина, Владислава, Золушка, Матрёна, Даниэла…
Ну, что ж… Большинство имён, в том числе и редких, даны в рамках разумного. Чудачеств типа наречения своих чад в честь Гууса Хиддинка Гусами, у нас не наблюдается. Ведь стоило тренеру уехать, родители-оригиналы кинулись ребят переименовывать. Ну, не анекдот ли?!
По мнению Светланы Петровны, это — несчастные дети, потому, что родители в данном случае думали только о себе. Чем это заканчивается? Обладатели слишком уж „оригинальных“ имён, когда им исполняется четырнадцать, приходят в ЗАГС и меняют имя, придуманное папой и мамой, на другое, более естественное. Имя — это судьбоносный фактор. Оно, как бы, определяет будущее ребёнка и к его подбору нужно подходить очень серьёзно.
— Лучше, если имя ребёнку даст мама, которая носит его под сердцем. Оно приходит в какой-то миг само, интуитивно. И отец ребёнка её решения оспаривать не должен.
В этом году своё имя поменяли восемь человек. По мнению Светланы Петровны, перемена имени, особенно в переломном подростковом возрасте, может оказать на ребёнка серьёзное влияние. Причём, новое имя очень сильно от прежнего отличаться не должно, иначе это болезненно скажется на психике ребёнка, может её надорвать.
Немало проблем бывает и с фамилиями. Общепринято, что жена берёт фамилию мужа. Но случается и наоборот. Правда, очень редко это бывает по причине неблагозвучия его фамилии. Чаще — в случае выезда за границу. Например, в Германию. А в остальных случаях женихи, даже при самой „нестандартной“ фамилии стоят на своём до последнего.
— Как-то мне пришлось уговаривать одну невесту, чтобы она уступила своему избраннику, — рассказывает Светлана Петровна. — Он упёрся: это моя родовая фамилия, и я от неё отрекаться не собираюсь. Невеста тоже ни в какую. Убеждать пришлось долго. Но, всё же, она согласилась.
Дети нередко берут фамилию матери, если отец оказался таковым лишь формально. Увы, сегодня подобное не такая уж и редкость. Вырождаемся, мужики!..
Завершая разговор, хотелось бы выразить надежду на то, что, несмотря на прогнозы липовых „прорицателей“, вещающих о всевозможных мыслимых и немыслимых катастрофах, якобы, поджидающих нас всех в будущем году, на самом деле, все будет гораздо лучше. Будут играться свадьбы, будут рождаться дети, жизнь будет идти своим чередом.

Опубликовано в газете „Воложка“

Добавить комментарий

прислать копию ответа.